09:38 

Кровопускание - 13

АСЯ-ЯСА
Voient ton triomphe et notre gloire!
– Какая интересная, свежая дискуссия, – восхитилась Элеонор, спасая положение. – Ах, как я жалею, что не приглашала вас прежде.
Виктор улыбнулся и, сложив губки бантиком, взглянул на неё с такой кокетливой благодарностью, словно все должны были уверовать в прекрасного принца, спасающего жизнь не только на страницах школярски слащавых пьесок, но и в реальности.
– Я польщён твоим приглашением. Очень многие добиваются такой чести, но тщетно. Чем я заслужил? Удивительно, что нас вновь свела судьба.
Элеонор снисходительно улыбнулась.
– Ты же в неё не веришь.
– А теперь верю!
– Истинный христианин должен верить не в неё, – покачала головой Элеонор.
– Мне проще основать новую религию и верить в то, что верю. Могу ли я рассчитывать на признание? – Одной рукой он сжал её ладонь, другой обхватил тонкое запястье поверх браслета.
Я оторопела. Ему как будто хотелось произвести впечатление, шокировать, как будто он получал удовольствие, выставляя напоказ нечто сокровенное. То, что за ним водилась такая слабость, меня не удивляло, но при чём здесь Элеонор? Обычно друзья так странно себя не вели и не хватали друг друга с такой недружеской страстью. Даже со мной Виктор не позволял себе излишней экспансивности, хотя бесцеремонно таскал меня по сортирам. Но я, наверное, была не в счёт. «Может, она его сестра?» – подумала я, отказываясь предполагать что-то ещё. Тип лица у них похожий, оба высокие, худые. Глаза, правда, разные, да и нос тоже. Но ведь они могли походить на разных родителей, быть единокровными, единоутробными или вообще сводными. Виктор и Элеонор – ну, чем не имена для брата и сестры? Может, она специально к его приходу поставила эту дурацкую пьесу и с умыслом спрашивала мнение о ней? А если автор – кто-то из них двоих? Вдруг конфликт вовсе не выдуман, а буквально перенесён из их жизни? Потому-то они долго не виделись, но до сих пор всё ещё пытаются друг другу что-то доказать? А если всё-таки романтическая привязанность? Мне было стыдно подозревать Виктора в чём-то подобном, но не в его ли отношениях с сестрой крылась истинная причина размолвки с Жозе? Боясь проронить хоть слово, я от волнения зажала рот рукой.
– Лишь признание? И всё? Что с тобой? Не помню тебя таким взволнованным. – Элеонор ласково улыбнулась, будто разгадала его нехитрую тайну.
– Я сам себя не помню!
– Какие липкие ладони. У тебя на них воск? Разве это не симптом?
Виктор чуть не подпрыгнул и метнул на неё дико вспыхнувший взгляд.
– Большинство реакций своего организма я могу контролировать, но не кожно-гальваническую.
Я не удержалась и хихикнула. Да уж, наверное, он много чего не мог контролировать, если скакал до потолка от уязвлённого самолюбия.
– А раньше тебя не прельщали мелкие алмазы. – Элеонор слегка потянула на себя руку, и Виктор торопливо её освободил, отдёрнув свою за спину.
– Ну, перестань! Ты настоящий бриллиант! Мечта, чарующая грёза!
– Дурачок, – усмехнулась Элеонор. – Если тебе так интересно, можешь убедиться. – Она расстегнула тоненький браслет на левом запястье и вытянула на столе, где лежал веер.
Виктор кинул острый взгляд на драгоценность, презрительно сощурился и сцепил пальцы в замок.
– Культ бриллиантов навязывают женщине не уверенные в себе мужчины. Они боятся отказа и пытаются купить её за побрякушки.
– А ты завидуешь?
– Кому? – С крайним скепсисом Виктор качнул головой.
– Нахал. Если так хочешь, я подарю тебе эти фамильные алмазы. Но сначала поцелуй мою туфельку. – Элеонор выставила вперёд левую востроносую лодочку и указала на неё.
Алмазы! Вдруг я поняла, что Виктор выразился вовсе не фигурально. Неужели у них с сестрой спор из-за наследства? Из-за этого самого алмазного браслета, который носила Элеонор? Ну, это, пожалуй, тоже было ужасно, хотя и немного лучше, чем странное влечение.
– Хорошо, снимай, – без колебаний согласился Виктор. – Вряд ли тебе будет удобно, если вздёрну твою ногу вверх.
– Ещё чего! Ты ведь у нас благородный рыцарь? Ну так встань на колени и поцелуй, как полагается рыцарю.
– Какое самодурство. Ты пьяна?
Усмехнувшись, словно подтвердилось то, что она и так отлично знала, Элеонор забрала со стола браслет и стала надевать его.
– Как большинство самоуверенных и трусливых плутов, ты просто болтун, не способный на сильный поступок.
– Сильные поступки и бессмысленные выходки – это разные вещи, – жёстко парировал Виктор, но тем не менее с какой-то упрямой злостью опустился с дивана на колени.
– Не такие уж бессмысленные. – Элеонор нагнулась к нему, протянула руку в его правый карман и вынула небольшую коробочку, похожую на футляр для миниатюрного ювелирного изделия или на таблетницу. – А это что?
– Моё лекарство. – Виктор сжал её левое запястье и потянулся, чтобы отобрать коробочку, но Элеонор переложила находку в другую руку и, встав, подняла высоко вверх.
– Неужели? Чем же ты болен? Или там ампула с ядом, чтобы отравиться в случае, если никто не купится на твои дешёвые фокусы?
– Зачем травиться, если можно отравить? – сквозь зубы процедил Виктор. Дёрнув Элеонор за запястье, он вскочил и так резко вырвал у неё коробочку, что мы обе невольно ахнули.

@темы: Роман, Эмма

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

ArS LONga

главная