АСЯ-ЯСА
Voient ton triomphe et notre gloire!
Передо мной стоял врач, готовый даже консультациями в светском салоне исполнять свой профессиональный долг.
– Да, тема для многих значимая. Если честно, я не сторонник мучить здоровый женский организм какими-либо специальными диетами. И тем боле не сторонник того, чтобы при отсутствии медицинских противопоказаний мучить организм ослабленный. Пищевое поведение человека по природе животно, и не следует этого стесняться. Наш вид всеяден, и это большое преимущество с точки зрения его выживаемости. К счастью, мы не ежеминутно пребываем в сознательной заботе о ней, нам не нужно думать за всё человечество, однако наше личное здоровье, работоспособность и даже эмоциональное состояние во многом зависят от нашего питания. Каждый тут может вспомнить сказанное ещё в Древней Греции: «Ты то, что ты ешь». С Гиппократом, конечно, не поспоришь, но я бы трактовал его слова шире: прислушивайся к себе. В целом есть три основные принципа здорового питания. – Он поднял руку с двумя загнутыми пальцами, мизинцем и безымянным, и, как фокусник, поочерёдно загнул остальные. – Умеренность, разнообразие, сбалансированность. Всё предельно просто, хотя чем проще и понятнее принципы, тем сложнее бывает их придерживаться. Разумеется, нужно знать меру, как и во всём, но ограничивать себя стоит не в выборе продуктов, а в количестве поглощаемой пищи. К тому же без глубокого, детального понимания своих потребностей невозможно правильно удовлетворять их. Если хочется определённой еды, возможно, организм подаёт сигнал о нехватке каких-либо веществ, которую нужно восполнять, в том числе с помощью сбалансированного рациона. Конечно же, тут я не говорю о разного рода пагубных зависимостях. Если упростить, лекарство или яд – обусловлено дозой. В общем, я бы не рекомендовал полного и окончательного отказа от пищи животного происхождения. Например, в мясе присутствуют все необходимые аминокислоты, хотя они и достаточно трудно усваиваются.
На него смотрели, как зачарованные, но, по-моему, кроме меня, привычной к его дискуссиям с Жозе, моего друга никто не слушал. Все, кто был в зале, перетекли к нам. Виктора облепила толпа юных прелестниц, будто наконец дорвавшихся до заветной цели, и я сама не заметила, как оказалась среди чёрного шёлка, стекляруса и кружев. Так вот что надо было делать, чтобы стать своей, – не выделяться. И как я только посмела прийти на девичник в брюках, а не в платье, да ещё и под ручку с мужчиной, на которого сначала боятся взглянуть, а потом жадно таращатся и строят глазки? Мне стало смешно и внезапно даже немного жаль глупышек. Вот бы им крикнуть, чтобы особо не надеялись: вряд ли обаяшка доктор смог бы ответить хоть одной из них чем-то большим, чем банальная вежливость, и хоть одну выделить мало-мальски сносным мужским интересом.
– Значит, вы не советуете отказываться от мяса? – очнувшись, переспросила хозяйская протеже.
– Нет, как и от всего, что вы любите, – ответил Виктор, отплывая от меня и потянув за собой и её, и весь сонм прилипчивых поклонниц. – Опять же, повторюсь, если продукт не запрещён вам по медицинским показаниям. Но если вы чувствуете в отказе от чего-либо острую физическую, моральную или эмоциональную потребность, – откажитесь. Возможно, именно вам этот решительный шаг придаст сил, принесёт психологическое удовлетворение и в конечном счёте гораздо большую пользу. Практически любую еду можно заменить аналогом, с которым организм получит все необходимые вещества.
– Скажите, доктор, а мне нужно худеть? – осмелев, спросила другая помощница Элеонор.
Мой бесстыдный дружище оглядел красавицу с головы до ног, будто искусствовед, определяющий подлинность статуи.
– Ну что вы, с вашей конституцией и вашими физическими нагрузками – не нужно. Иначе вы рискуете заработать истощение. И не слушайте никого, кто советует вам снижать вес. У вас всегда будет прекрасная фигура, это от природы.
Счастливая донельзя красавица заулыбалась и произнесла что-то ещё, но тут поднялся восторженный гвалт и её слова потонули в новых вопросах.
– Доктор! Доктор! Скажите, есть ли универсальные рецепты, как сохранить фигуру?
– Рецепты простые, – всё с большим воодушевлением отвечал Виктор. – Я уже называл три принципа. Добавить к правильному сбалансированному питанию можно разве что соблюдение режима дня и оптимальные физические нагрузки.
– Какие же нагрузки вы посоветуете?
– Физическая активность какого угодно рода. Что нас больше всего вдохновляет и окрыляет? Конечно же, любовь.
У меня отвисла челюсть. Любовь! Да уж кто бы говорил! Вместо того, чтобы вещать про неё девочкам, падким на романтичных медиков, лучше бы разобрался со своей личной жизнью.
Мамзели стеснительно засмеялись, уже без ума от сладкоречивого доктора. У кого-то даже хватило глупости осведомиться:
– Это ваш личный рецепт?
Виктор скромно улыбнулся.
– Профессиональная этика предусматривает, что, прежде чем назначать лекарство, врач должен опробовать его на себе. Во всяком случае это всегда считалось хорошим тоном. – И, словно ему всего сказанного мало, он расстегнул пиджак, отвёл полы назад и, подбоченившись, без тени смущения продемонстрировал свою талию.
Ну, это было уже ни в какие ворота. Я разозлилась. Позёр! Неужели он не понимал, что после провокационных выходок ему начнут вешаться на шею? Месть за меня, может, и была делом благородным, но всё же нельзя так издеваться над девичьей наивностью, несмышлёностью и естественным желанием нравиться и любить. Как бы увлечённо Виктор ни читал велеречивые лекции о здоровом образе жизни, чувствовалось, что он и вправду питался вниманием к себе. Конечно, абы кому пудрить мозги куда проще, чем налаживать настоящие отношения с тем, кого любишь. Я уж и не знала, возмущаться мне или жалеть его.
Полностью теряя самообладание, женский коллектив завизжал и чуть не попадал в обморок от восторга, а мне со стыда хотелось провалиться на первый этаж. Виктор был таким тощим, таким худеньким, как будто затянулся в корсет. И этот сухофрукт таскал меня по женским уборным? И этому хлюпику я не могла дать отпора, хотя справлялась даже с бешеной Мадлен?
От расстройства я отвернулась, нашла на столике розетку с орешками и, закидывая себе в рот сразу полгорсти, увидела в дверях Элеонор. Приветственно махнув сложенным веером, она порхнула ко мне и расцеловала в обе щёки.
– Вот вы где! А почему не пошли слушать музыку?
– Мы тут слушаем. Ну, решили поужинать под это дело. – Разжав ладонь, я показала ей кешью.
– Может, лучше кухарку вызвать? – заботливо спросила Элеонор.
– Нет-нет, если ушла, то не надо. Я уже почти наелась, а если что, состряпаю какой-нибудь супчик.
Она с улыбкой взглянула на мой провиант, затем обернулась к Виктору и покачала головой.
– Как невежливо! Твой друг срывает мне концерт.
– Прости, сначала я его задержала, потом и все атаковали. Он сейчас, похоже, редко бывает в приличном обществе, а во внимании нуждается как никогда.
– Вот как? Ничего, я всё исправлю. – Она успокаивающе коснулась моей руки и отошла к своим подружкам, мягко повторяя тем, кто на периферии: – Концерт, идёмте слушать концерт.
И внезапно легкомысленное сборище самоорганизовалось. Заводила, которая первой начала приставать к Виктору с вопросами, подхватила «концерт! концерт!», и за какие-то пару минут всё лебединое стадо весело упорхнуло обратно в залу. Остались только мы с моим другом и Элеонор.

@темы: Эмма, Роман