АСЯ-ЯСА
Voient ton triomphe et notre gloire!
– Был тут один до вас, – мстительно признался Кьентан. – Ну, может, не брюнет. Скорее, тёмный шатен. Во всяком случае типаж другой.
– Вот оно что! – Эль-Кези торжествующе сощурил глаза и подбоченился. – И какой другой? Что ещё там за типаж нарисовался?
– Ну вот, вы себя и выдали, господин Эль-Кези, – вдруг миролюбиво усмехнулся Кьентан. – Просто не будьте так спесивы, друг мой. Если вам многое дано, то с вас и спрос. Беспечность привлекает, но лишь поначалу. Потом придётся ой как потрудиться, чтобы сохранить статус. – Он помолчал и неожиданно грустно взглянул на коробки с макулатурой. – Замечательно, что он вам искренне небезразличен.
Эль-Кези скривился и почесал затылок.
– Да конечно, он мне небезразличен. Чего вы страдаете-то? Если я кого ему напоминаю, то лишь моего отца. Когда-то они были друзьями. Возможно, доктор – единственный человек, который помнит его, хоть и давно потерял его след. А мне всю жизнь все врут, даже моя матушка. Мне нужно знать, каким был мой отец на самом деле, и я работаю на доктора только ради правды.
– Неужели? – Кьентан был так поражён, что с него сошла характерная томность.
– Ей-Богу, не вру! У нас общий розыск. Не знаю, какие из моих слов он вам подтвердит, если это для него тоже личное и если он предпочитает, чтобы о нём, а заодно и обо мне, думали какую-то мерзость. Наверно, он лучше знает, как защищать информацию. Но если вы хоть заикнётесь о моём отце… – Эль-Кези красноречиво погрозил секретарю кулаком.
Кьентан кивнул.
– Сочувствую. Очевидно, вам было трудно без него. Дать вам хотя бы минимальное воспитание оказалось некому. – Он отодвинул от стола стул и сел, задумчивый и какой-то потерянный. – Значит, всё намного хуже, чем я думал.
Эль-Кези возмущённо хмыкнул.
– Да с чего это?! Почему вы всё время кипишуете? И так плохо, и эдак плохо – на вас не угодишь! Если вы мне не соперник, то и я вам не враг. Я просто выполняю обязанности. Защищать объекта – значит, не только прикрывать его, но и не допускать ошибок, из-за которых ему будет грозить опасность. А ваш уход – именно такая ошибка! Вы единственный здесь, кого он слушает и кто способен его вразумить. Вы же понимаете, он может перейти дорогу тем, кто запросто порешит его. Я обязан защитить шефа, понимаете вы или нет?
Секретарь поднял пристальный взгляд и закинул ногу на ногу.
– Какая широкая трактовка полномочий телохранителя. Скажите ему «спасибо», что служба безопасности справляется с охраной его жизни без вас. Если вы считаете себя кронпринцем, то совершенно напрасно. Продержитесь больше месяца – я съем этот архив. – Он похлопал по картонной коробке на столе.
Эль-Кези вытаращил глаза и всплеснул руками.
– Ну, зачем же горячиться? У вас, вон, в приёмной шредер стоит. Хотите, за пять минут всё уничтожу? Лучше оставайтесь! – Он вздохнул и нахмурился. – Да плевал я на службу безопасности. Если расследование пойдёт так же вялотекуще, как бы мне тут на год не застрять.
Секретарь воздел очи и почти незаметно улыбнулся.
– Какая непосредственность. Ну, допустим, продержитесь. Но если я останусь, вы готовы немедленно уйти?
– Э-э-э, вот в какую игру вы играете, господин хороший. – Напряжённо сунув руки в карманы, Эль-Кези исподлобья обдал его гневным взглядом. – Шантаж! Да вы тут все как пауки в банке. Чую, мне ни за кем не угнаться. Ладно-ладно! Чёрт с вами! Я уйду. Всё равно доктор меня больше за нос протаскает, чем что-то дельное расскажет. Я и сам разыщу отца и, может, даже раньше, чем доктор. Вот увидите! Только поклянитесь, что остаётесь!
Безразлично махнув рукой, будто прогоняя назойливую муху, Кьентан облокотился на край стола и накрутил на палец чёрный локон.
– Успокойтесь, я только предположил. Раньше времени он вас не отпустит. Лучше работайте, а мне пришла пора сдавать пост. И дело вовсе не в обиде. Обижаться на него – всё равно, что обижаться на солнце, ежедневно прячущееся за горизонт. Дело в том, что я утратил доверие. Нужно вовремя понимать сигналы. Меня не подключили к разработке проекта не потому, что я единственный, кто бы возражал. Просто мне дали понять, что в моих услугах город больше не нуждается. Увы.
– Да ничего подобного! – воскликнул Эль-Кези и предостерегающе погрозил пальцем. – Знаете, о чём он меня просил? Чтобы я надоумил вас перейти в министерство! Вот как он вас ценит! И доверия вы вовсе не утратили. Если, конечно, оно вообще когда-нибудь было. Но вы нужны здесь, а министерство уж как-нибудь обойдётся. Только учтите, я вам ничего не говорил!
Как будто утешившись, Кьентан улыбнулся и покачал головой. Его взгляд весело и живо заблестел.
– Перейти в министерство? Думаете, одного моего желания достаточно? Ну, что ж, а вы потрясающе умеете располагать к себе. Кажется, догадываюсь, почему он взял вас. Помяните моё слово, натаскает – будете замечательным популяризатором. Хотя бы обаяние положительное и на диктаторстве не помешаны. – Он встал и вновь взялся за свои бумаги, как будто совершенно покорный судьбе. – Простите, уже поздно, мне нужно собирать вещи.
Уму было непостижимо. Этого странного, смешного человечка оказалось не своротить. И зачем вообще с ним возиться, пытаться переубедить и что-то доказать? Эль-Кези в сердцах топнул ногой.
– Да чтоб вас! Какое, к чёрту, обаяние! Совсем ополоумели?! Я только что чуть отца ни предал ради того, чтоб вы остались! Не найду же я его без доктора! Чего греха таить! До сих пор ведь не нашёл. А вы!.. Никаких вещей вы собирать не будете и никакого заявления об отставке не напишете! Это идиотизм, ясно?! Поедете со мной, к доктору, и будете сидеть взаперти у него в кабинете, пока не одумаетесь! И плевать, если приклеят похищение! Если с доктором что-то случится, мне никогда отца не найти!
Эль-Кези схватил его за плечи и собрался тащить к выходу. Но вдруг из приёмной послышались чьи-то голоса, кажется, мужской и женский. Кьентан вздрогнул и так побледнел, будто за ним пришли самые грозные стражи во вселенной.
– Пустите! – Он с досадой вырвался и, метнувшись к большой карте, открыл панель, на которой она весела.
– Ничего себе, тайный ход! – воскликнул Эль-Кези, остолбенев.
– Прячьтесь! Быстро! – строго скомандовал Кьентан. – Вас не должны здесь видеть! Поберегите хотя бы его репутацию!

@темы: Роман, Творчество