• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: роман (список заголовков)
10:14 

Кровопускание, или Труп, который любил кушать фисташки - 3

Voient ton triomphe et notre gloire!
Готовая к спринту, на улице я, однако, едва ни налетела на Виктора и даже икнула от неожиданности. Он молча взглянул на меня и склонил голову набок, будто сам себе доказал некое предположение. Я приняла невозмутимый вид, и мы обыденно, как ни в чём не бывало пошли плечом к плечу.
– Нет уж, дорогой мой, будет некрасиво, если явишься к Элеонор один. Да и кому, как ни мне, тебя оберегать? За эти пару дней ты стал совсем нервный.
Он задрал нос, изображая аристократическую невозмутимость.
– Так заметно?
– Мне – заметно! – как положено по сценарию, припечатала я. – Тоже ретроградная Венера? Сразу ясно, вы ещё не помирились. И что будет делать Жозе, когда не найдёт нас?
– Ничего, сообразит, – расчёсывая пальцами волосы от виска к затылку, ответил Виктор. – Он тот, кто даже из пьяного кабака сделает себе уединённый кабинет. Мы ему не родители, да и он давно взрослый.
– Мы ему не родители, а радетели. Друзья ведь, положение обязывает.
Покосившись на меня и, похоже, оценив назидание, Виктор кивнул и вновь спрятал руку в карман.
– Для начала разведаем обстановку. Если всё пройдёт гладко, позовём его, пусть выбирает. Согласна?
– Угу-угу!
– Ты мыслишь в правильном направлении, но с ним тоньше надо.
читать дальше

@темы: Эмма, Роман

09:31 

Кровопускание, или Труп, который любил кушать фисташки - 2

Voient ton triomphe et notre gloire!
Однако Виктор встретил предложение без энтузиазма.
– Жозе откажется. Ты ведь знаешь, он не из тех, кто любит незнакомые компании, а тем более светские вечеринки. Здесь он привык, местные девицы и кутилы для него не люди, а элементы окружающей среды, фон, который Жозе не видит и не слышит. А там, в камерной обстановке, внезапно окажутся люди. Он будет стесняться и замкнётся в себе.
– Ну и что? Подумаешь, какая мимоза! Для того и приходят в незнакомую компанию, чтоб со всеми перезнакомиться. Первый раз, может, постесняется, второй тоже, а на третий привыкнет. Так ведь и преодолевают застенчивость. Если мы не будем его вытаскивать, он из своей раковины никогда не вылезет. Сам ведь жалуешься. Или ты хочешь, чтобы он целую жизнь всех боялся и прятался за тебя?
– Не хочу. Но это не тот дом, куда следует его вводить, – твёрдо сказал Виктор.
Я откинулась на спинку дивана и от возмущения хлопнула по бёдрам.
– Ничего себе! А чем же тебе не угодил дом, в котором я живу? Прекрасные хозяева, шикарное общество, изысканные манеры. Да туда многие мечтают попасть хоть разочек! Или думаешь, удел Жозе – возиться с психами вроде этого вашего профессора? Да Жозе самое большее лет через пять станет таким же чокнутым придирой! Легче тебе с ним будет?
– Через пять лет, я надеюсь, его воспоминания обо мне полностью вытеснятся.
читать дальше

@темы: Эмма, Роман

17:40 

Voient ton triomphe et notre gloire!
Дуал своего начальника (в глаза)) порой Изабеллой зовёт, как в известном анекдоте.))
Так вот, я думаю, не назвать ли безымянную героиню Изабеллой? Ибо она Виктора-то уж бедного зае... заездила, упорно и упорото пытаясь сослэшить его с Жозе. :laugh: Виктор хоть и терпеливый, но уж не знает, куда деваться. :rolleyes:

@темы: Эмма, Стёб, Роман, О чём говорят дуалы, Жызня, in the shell

09:56 

lock Доступ к записи ограничен

Voient ton triomphe et notre gloire!
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
12:36 

Кровопускание, или Труп, который любил кушать фисташки - 1

Voient ton triomphe et notre gloire!
Утром вскочила, будто меня толкнули. Взглянула на часы: конечно, проспала! Видно, так хотела оглохнуть, что не услышала под ухом трезвона будильника. Или забыла его поставить? Как бы за пару минут одеться, а за остальные двенадцать добежать так, чтобы избежать опоздания, а следовательно, штрафа? Вылезая из кровати, я кое-как пригладила волосы, наспех впрыгнула в одежду, схватила шарф, напялила кепи и на цыпочках понеслась вниз по лестнице. Дом ещё спал. Горничная и кухарка ещё не приходили. В прихожей, хватая пальто, я мельком бросила взгляд на гостевую вешалку: она была пуста. На ночь никто не оставался, и, конечно же, никакого зелёного плаща не было и быть не могло! Моё наваждение кончилось вместе с бурей, и я не хотела вспоминать о нём. Голова была чугунная, ресницы во внешних уголках глаз противно слиплись, а на щеках застыла тонкая, как стрекозьи крылья, шелушащаяся плёночка. Проклиная свою впечатлительность, я энергично растёрла лицо, чтобы сбросить с себя эту личиночную шкурку.
В театр я успела минута в минуту. К счастью для всех, бешеная Мадлен не сдержала обещания и не явилась – именно потому что её ждали. На всякий случай мне было велено во время хоровой репетиции полдня торчать на стрёме. Другие полдня пришлось таскать и расставлять декорации. Если б не резкие окрики постановщика, которым я внимала безразлично, будто сомнамбула или автомат с набитыми ватой слуховыми трубками, то, наверно, заснула бы на ходу.
Есть не хотелось, кусок в рот не лез, но за весь день я так накачалась кофе, что вечером, когда приползла в наш ресторанчик, не могла даже смотреть, как его пьют другие и слышать обычно приятный запах.
Жозе ещё не было, но, опять же к счастью, наш столик занял Виктор. Он сидел на своём месте, не сняв плаща, будто поджидал кого-то. Наблюдая за тем, как я плюхнулась на диванчик напротив, мой друг прямо и не слишком деликатно спросил:
– Плакала ночью?
Я нахмурилась и опустила голову, разматывая шарф.
– Что, так заметно?
– Мне заметно.
читать дальше

@темы: Роман, Эмма

08:06 

Voient ton triomphe et notre gloire!
Если сделаю сайт по книге, можно будет в качестве музыкального сопровождения поставить. Текст, перевод. И нехай, что песня в 1945 написана: допустим героиня вспоминает лет 15-20 спустя. :D В общем, книга и так в форме воспоминаний.



Прочитала, что одна из музыкальных фраз полностью повторяет строчку известной советской песни «Красная армия всех сильней», написанной в 1920 году. А мне в припеве слышится: «На тот большак, на перекрёсток уже не надо больше мне спешить. Жить без любви, быть может, просто. Но, как на свете без любви прожить»? :D

@темы: Идеи, Музыка, Песни, Роман, Эмма

08:00 

lock Доступ к записи ограничен

Voient ton triomphe et notre gloire!
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
07:01 

Зелёный плащ - 1

Voient ton triomphe et notre gloire!
В прихожей горел свет, из большой гостиной слышались мужские голоса, довольно громкие, но не слишком пьяные. На ветвях гостевой вешалки сгрудились плащи, в кроне я насчитала четыре шляпы, а в обруче внизу даже стояла трость с какой-то египетской маской – то ли сфинкса, то ли Клеопатры. Я усмехнулась, подумав о старом финансисте, мечтающем истребовать африканские долги.
Из гостиной ко мне вышла Элеонор и, прикрыв за собой двери, расцеловала меня в обе щёки. Как всегда, она была свежа и элегантна. Её длинное чёрное платье лениво колыхалось, послушное плавным движениям. Меня обдало прохладой и лёгкостью.
– Что так поздно? Мы начали беспокоиться.
– Прости, с друзьями засиделись. – Я спустила с плеч пальто, вытянула из него руки и закинула его на свой крючок хозяйского гардероба.
– Снова там? У фонтана? – Так мы называли наш ресторанчик. – Днём ещё приличное кафе, а вечерами… – Элеонор выразила неодобрение, едва качнув головой, по-юному изящно убранной в греческом стиле. – Там за тобой увязался этот красавчик? Не приставал к тебе?
Я сняла кепи и стала мотать на руку шарф.
– Ещё как приставал: выпытывал подробности моей личной трагедии. А ещё говорят, женщины любопытны! Не бойся, это мой друг, Виктор.
– Какой Виктор? Тот самый, с цирковой фамилией?
– С цирковой? – удивилась я. – Ну, вроде не особо. Доплер его зовут.
– Ах, не узнала в темноте. Но почему бы вам не приходить сюда, если захотите поздно поболтать? У нас ведь удобнее и безопаснее. Кстати, завтра суаре намечается. Можешь пригласить друзей. Пьер не жалует «легкомысленные» посиделки, а любой девичник становится интересным только с появлением хотя бы одного мужчины.
– О, могу привести даже двоих.
– Было бы отлично, – радушно согласилась она.
– Да, им это пойдёт на пользу. Спасибо, ты настоящий друг!
Элеонор засмеялась и ещё раз поцеловала меня в щёку. Меня вновь обдало волнующим холодком, и я немного смутилась. Всегда стеснительно, когда понимаешь, что можешь почувствовать нечто, чего от тебя не ждут, и потому заранее твёрдо решаешь ни при каких обстоятельствах не нарушать доверия. Впрочем, от Элеонор у меня не было секретов.
Мы пожелали друг другу спокойной ночи, и я поплелась к себе наверх.

@темы: Роман, Эмма

13:47 

Последний шанс (продолжение 15). Ретроградная Венера

Voient ton triomphe et notre gloire!
Я бросила его руку и нахмурилась.
– Пожалуйста, ты хоть не упрекай! Давай не будем об этом. Если я сейчас расплачусь, до утра не успокоюсь. Какой тогда из меня защитник пугливых муз?
– Бережный, – сказал он, хотя ответа никакого не требовалось.
– Понимаю твоё любопытство, но история совсем не интересная. Впрочем, если рассказать в компании, кто-то наверняка посмеётся.
– Любопытство можно испытывать к чужим, к тем, к кому не возникает сочувствия. А в отношении друзей прежде всего долг. Ты думаешь, всё окончательно? Или это ретроградная Венера?
Мы подошли к особняку, где меня приютили. Я остановилась и, развернувшись к Виктору, поглядела на его невозмутимую интеллигентскую рожу.
– Это что, холодный диагноз или врачебный эвфемизм? После слов моей Венеры даже я поняла: окончательнее не бывает.
– Каких слов?
– Не заставляй меня их повторять, – угрюмо попросила я. – И вообще, хватит на меня тратить время, тебе пора. Каким бы он ни был, он тебя ждёт. Меня вот не ждёт никто.
– Извини. Если я тебе надоел, представь, что меня нет. Буду молчать до самого порога. Но шататься ночью одной я тебя не отпущу, – непреклонно заявил мой упрямый друг.
Характерец у него был тот ещё. Наверно, выдержать мог только Жозе, и то лишь потому, что вечно витал в облаках, ничего вокруг не замечая. Всё-таки есть некая высшая мудрость в том, как люди сходятся, – только такие умники не в силах постичь её. Мне вновь стало жаль Виктора и стыдно за себя. Зачем я вынуждала его слушать мои излияния? Если у меня не получалось любить, я не была достойна и верной дружбы. Чтобы не зарыдать, я улыбнулась до ушей.
– А, ты не знаешь! Да вот он, порог! – Махнула левой рукой в сторону озарённого светом помпезного фасада.
Лицо Виктора вытянулось.
– Почему же сразу не сказала, что ты богачка? Разве можно так обманывать? Встречал я обычных девушек, строящих из себя денежных дам, но чтоб наоборот и продержаться так долго!
Я рассмеялась.
– Да нет, это не мои пенаты. Друзья приютили, Элеонор и Пьер, пока пользуюсь гостеприимством, но скоро придётся выметаться. Ну да подыщу что-нибудь к тому времени. Ладно, бывай! И чтоб с Жозе помирился!
– Удачи! – Он повёл бровью и улыбнулся, как всегда, непреклонно оптимистичный.
Мы хлопнули по рукам и разошлись. Пусть он хотел ободрить, но меня мучила совесть. Заслуживаю ли я доброту всех моих друзей? Секрет был прост: они все плохо меня знали. А тот, кому выпало узнать меня близко, тут же разругался со мной в пух и прах. Больно и обидно, но с этим нужно было как-то смиряться. Вынув из кармана ключи, я отперла калитку и влезла по высоким ступеням крыльца, но, едва открыв дверь, услышала короткий требовательный свист и обернулась. Виктор всё не отставал, видимо, подозревая, что пытаюсь от него избавиться и обманываю. Картинно стоя в свете фонаря он, помахал мне. В ответ я махнула, чтобы он уходил, и, весело показав язык, вошла в дом.

@темы: Роман, Эмма

08:04 

Последний шанс (продолжение 14).

Voient ton triomphe et notre gloire!
Когда вновь проходили мимо нашего ресторана, я не удержалась и заглянула внутрь. С улицы всё казалось даже лучше, чем на самом деле. Яркий свет широких окон манил, завораживал, и мне вновь захотелось туда – где шумные компании, танцы до упаду, смелые шутки, беспамятное веселье, беззаботная радость жизни. Напиться, и к чёрту нудный театр, к чёрту печали, страхи, неудачи! Просто сделать вид, будто их нет и никогда не было. Ведь можно, наверное, жить как-то по-другому, без оглядки, счастливо и в удовольствие.
Похоже, никто не заметил нашего ухода. Над ближним диваном торчали женские ноги в чёрной сеточке чулок. Швы сзади съехали в разные стороны, потому икры показались мне слишком толстыми, безобразно кривыми. Правая чёрная лодочка ещё держалась на кончиках пальцев, а левой в качестве трофея помахивал тощий студент, завалившийся сверху. Я не сразу поняла, что он делает. Вокруг толпились порядочно наклюкавшиеся парни и девушки, которые хохотали, считая поцелуи. От пьяных, потных рыл мне стало противно. Тоже мне, свинопас! Веселье весельем, но я бы точно не хотела быть ни на чьём месте из участников эдаких и вправду бессмысленных забав.
– Главное – вовремя уйти, – философски заметил Виктор.
– И вовремя увести товарища, – толкнув его локтем, подначила я. – Если в сердце любовь, настоящая и чистая, ему ведь нужно беречь её.
Виктор подозрительно и сурово на меня покосился.
– Это должно быть смешно?
– Да нет, не должно. Прости. – Я помолчала и осторожно спросила, надеясь услышать новые откровения и после того, как мы покинули обитель разнузданности: – А каким был твой первый поцелуй? Мне не важно, с кем, просто интересно, как это было у тебя.
– Не помню, – бросил он.
– Как так? Неужели для мужчин всё настолько просто? Ты ведь не мог быть пьян.
– Увы, не мог. Ты меня только что целовала.
– Ха! Не считается! – решительно отмела я несостоятельную отговорку.
Он скромно кивнул.
– Ну, да. Нехорошо, конечно, когда женщина сначала бьёт, потом целует, но это лучше, чем наоборот. Зато есть повод к размышлению.
Мне стало стыдно. Виктор хотел уберечь меня от ошибок, и его стоило благодарить хотя бы за искренность. А я его сначала отколошматила со всей мочи и сейчас ещё надеялась на какие-то признания интимного характера. От жалости робко я спросила:
– Больно тебе?
Он пожал плечами.
– Терпимо, пройдёт. Судя по всему, тебе больнее. Хорошо, хотя бы так начало прорываться. Что между вами стряслось?
читать дальше

@темы: Роман, Эмма

08:06 

lock Доступ к записи ограничен

Voient ton triomphe et notre gloire!
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
04:50 

Voient ton triomphe et notre gloire!
Поставлю-ка новую авку с портретом героини, коль уж обложка нарисована. :D Пост про встречу с французским художником будет.

@темы: Эмма, Роман, Жызня, Дневник

16:29 

Voient ton triomphe et notre gloire!
Стоило пожаловаться утром, так и Виктор нашёлся, что сказать (надо было автору просто снизить накал эмоций героини, она ж не Рафаэль в конце концов, шоб сразу в истерику), и, главное, дуал позвонил, пока ещё пост не дописала. :heart:

Гуглила утром Дзол-Дзаягачи, интересно, как выглядит. Так сон приснился, что мне нужно обегать несколько духовных заведений. Пошла к шаманке, у них там целое учебное заведение — холл и много кабинок для индивидуального обучения. Волновалась, но хорошо поговорили, весело. Уже собралась уходить, за мной уже какой-то высокий мужик в очках к ней пошёл с тем же. Спрашиваю: может, мне литературу какую почитать? Она смеётся: какая литература, ты и так всё знаешь! Ну, пошла я дальше, в следующую инстанцию. Иду по снегу, дорога слева в ухабах и снежной мешанине, а прямо передо мной параллельно тропинка протоптана. Иду по тропинке, впереди что-то чернеет, но легко обойти. Подхожу ближе — покойник на санках, худое тело завёрнуто в чёрное. Прихожу в православный то ли монастырь, то ли благотворительный фонд. Сидят две усталые матушки в кабинетике с какими-то документами, одна сидит за столом, вторая склонилась над ней — чисто школьная администрация. Волнуюсь, докладаю, что явилась. Типа, к кому под начало поступать? Та, что сидит, усмехается: к кому поступать? бери четверых и вперёд, работай с ними. :D Я такая: упс, ну вот как было у меня изначально дошкольное образование, так на меня детей и навесили. :D
И тут меня разбудил телефонный звонок, а так, чую, долго ещё приключалась бы. Называется, и чё всё это значит? -_- В общем, вольная интерпретация «На краю света» Лескова. :laugh:

@темы: in the shell, Жызня, О чём говорят дуалы, Роман, Сны, Эмма

09:23 

Voient ton triomphe et notre gloire!
Чё-то я как-то глубоко нырнула в текст, не вынырнуть. И застряла к тому же. Проблемы, когда пишешь не по порядку. Сначала написала, как Виктор поспорил с героиней на то, чтоб она ему о своей несчастной любви рассказала. Типа, она ещё не могла говорить о разрыве, слишком больно. А сейчас пишу предыдущий эпизод — так она уже вполне заговорила. :D Правда, не о событиях, а о своих переживаниях, о том, что хреново ей (что и так понятно). Ну, всё логично, если предположить, что Виктору-то больше события нужны. А застряла я, т.к. тупо не знаю, что Виктор ей ответит. То ли он ещё не в курсе, как с этим работать (учицо ищо), то ли ждёт подходящего момента, то ли сам для себя ещё не решил, когда ему стоит всех направо и налево утешать и поддерживать, а когда и себя поберечь. Ну, есть ещё вариант менее благородный: типа, чем больше девочка страдает, тем меньше шансов, что захочет реанимировать отношения. А то, может, Виктору-то в глубине души не хочется, чтоб она была счастлива с кем-то, кроме него. :D Может, он боится её потерять, хотя знает, что между ними ничего не будет. Во всяком случае, пока личная жизнь не клеится, она при нём, а будет всё ок, так, может, и не до него будет, в любовь с головой. Нуу, я вообще так плохо про Виктора думать не хочу. :D Очень хочется видеть его сильным. Раз уж решил молчать о своих чувствах, так нефиг девушке жизнь портить. В общем, автор хз, что с героем происходит. :laugh:

Пока ждала дуальского звонка, всю ночь просидела за пасьянсом. Ну, и за Кутюрье. Утром хотела в магазин сходить и в аптеку, но чую, щас сдохну. -_- (Надеюсь, всё в порядке и никто там не помёр. :weep: ) Хочется ещё чего-нибудь поделать, только не знаю что.
Достать бы массажную накидку, помассажироваться, да силов нет третий день. -_- Массаж с ней, как оказалось, — сомнительное удовольствие, но эффект есть. А то чувствую, что спина ужасно изогнута, дуал тут в декабре кифоз диагностировал. Забраться б уж в Питер и собой заняться, а то без дуала не того, не смысл.

@темы: in the shell, Жызня, О чём говорят дуалы, Роман, Эмма

07:32 

Последний шанс (продолжение 13).

Voient ton triomphe et notre gloire!
– Ну, мне, пожалуй, пора, – осторожно произнесла я. – Ранняя репетиция, утром надо как штык. Я ведь в театре самая главная: без меня у них всё к чёрту сорвётся. Кто же будет укрощать неистовую Мадлен? Если бы с ней было так же легко, как с тобой! Ну, разве что мне она не мешает никого целовать.
– Всё ещё впереди, – обнадёжил Виктор. – Провожу. Может быть, немного стану храбрее. – Он тряхнул головой, сбрасывая с себя задумчивость, и посмотрел на меня с обычным лукавым огоньком в глазах. – Лучше найди Мадлен импозантного толстосума. Получишь премию и, возможно, благодарный поцелуй красавицы. На том и успокоишь свои купидонские амбиции.
– Легко сказать! У Мадлен любовь. Ей не нужен абы какой толстосум: ей нужен театральный режиссёр.
– Думаешь, эта задача сложнее, чем свести меня с Жозе?
Я покачала головой и поцокала языком.
– Какой же ты вредный. О тебе ведь забочусь, аспид! Вот обижусь и разлюблю вас обоих.
Выбравшись из-за стола, я начала одеваться. Виктор тоже встал, наклонился, помогая мне, и шепнул:
– Её зовут Эмма.
У меня земля поплыла из-под ног. Эмма! Ведь это было моё имя – то, которым я всегда хотела называться. Своё настоящее я с детства ненавидела, а в этом нежном созвучии чудилось что-то сокровенное, тайное, родное – будто воспоминание о давно обещанном счастье. И опять горечь разлуки сдавила горло. Не зная, смеяться, плакать или драться, я резко обмоталась шарфом, надвинула кепи на глаза и скорее зашагала к дверям. Виктор накинул плащ и вслед за мной вышел на улицу.
– Я ведь знала: никогда не доверяй свои секреты мужчинам, особенно юным и очаровательным.
– О, благодарю! – Самоиронично красуясь, он тряхнул шевелюрой.
Я взяла его под руку и прильнула к плечу.
– Что-то у меня ноги подкашиваются. Если упаду, сам понесёшь.
– Договорились.
Он повёл меня знакомой дорогой. В зелёных сумерках меня окутали воспоминания. Моя любовь постоянно отбрыкивалась: «Не висни на мне!» А я и рада бы, только понятия не имела, как обнимать и не виснуть, что делать, какой быть, как подбирать слова, да и вообще как любить, чтобы это было приятно, а не вызывало бесконечное раздражение, упрёки, жёсткие выговоры. Какое счастье, что хотя бы Виктора мне можно было обнимать, хотя бы на нём можно было виснуть и он, пусть и в шутку, обещал даже понести на себе. Благодарная мысль была странной, как будто не моей, но от неё или банально от свежего воздуха мне полегчало. И внезапно я сообразила, что мы идём не туда.
– Забыла! Я же переехала! Теперь живу совсем в другой стороне!
– Хорошо, веди, – мирно согласился Виктор.
Мы развернулись и пошли обратно.

@темы: Эмма, Роман

05:48 

Диалог Виктора и героини, патриотичное ))

Voient ton triomphe et notre gloire!
— Я всего лишь стараюсь соответствовать ожиданиям.
— А если б они ждали, что ты разденешься и спляшешь папуасский танец, ты бы это сделал?!
— Если бы это было нужно во имя нашей Родины.
— С ума сошёл?! Да кто вообще заставляет раздеваться во имя Родины?!
— Автор. :smirk:

Потому что просто раздеваться не интересно. :laugh:

@темы: Эмма, Стёб, Роман

08:04 

lock Доступ к записи ограничен

Voient ton triomphe et notre gloire!
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
06:29 

lock Доступ к записи ограничен

Voient ton triomphe et notre gloire!
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
07:52 

lock Доступ к записи ограничен

Voient ton triomphe et notre gloire!
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
16:20 

lock Доступ к записи ограничен

Voient ton triomphe et notre gloire!
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL

ArS LONga

главная