• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: эмма (список заголовков)
10:09 

С Элеонор после спектакля

Voient ton triomphe et notre gloire!
Выпихав его на улицу и закрыв дверь, я вернулась назад. Возможно, он оказался прав и собирать вещички пока рано. Ото всего мне стало муторно – я сама не знала, хочу есть или не хочу. Может, надо было пойти спать и ни о чём больше не думать? Я побрела к лестнице – вверху, ступень за ступенью, струилось вниз длинное чёрное платье.
– А где же наш отважный друг? – спросила хозяйка, спускаясь ко мне.
– Испугался и ушёл. – На всякий случай я решила пока не заговаривать про несчастные чемоданы.
читать дальше

@темы: Роман, Эмма

09:31 

Встреча с Бертье

Voient ton triomphe et notre gloire!
– Почему, почему все от них отвернулись? Адвокат испугался, бросил дело, многочисленные друзья и знакомые все как один их предали. Я написала вам список на восемь листов, и никто из этого списка даже пальцем не пошевелил, чтобы побороться за товарищей. Ни слуху ни духу! Что происходит? Даже Виктор внушает мне, что я не должна им помогать.
Инспектор хмыкнул.
– Вы уже им помогли. Конечно, адвокат взял самоотвод. Обвинительный приговор стал бы крахом для его карьеры. Столько усилий – надеюсь, они получат не меньше двадцатки на нос.
– Рассуждаете так же ужасно, как Виктор, которого вы якобы не знали. Пусть у него свои мотивы. Пусть вы хотите заработать себе имя на громком деле. Но даже… даже она написала, что они-де ей угрожали, держали меня в заложниках и она-де была вынуждена порвать со мной, чтобы мне сохранили жизнь. Это что? Это что, я вас спрашиваю! Это же бред! Может, в том, что пошёл дождь, тоже они виноваты? Видели бы вы, как тяжело, как мучительно мы расставались, ненавидя друг друга за то, за что недавно полюбили. Это что, была игра? Притворство? Ну, скажите честно!
Крайне озадаченный, Бертье надул щёки и выдохнул, избегая встречаться со мной взглядом.
– По-видимому, вы должны были поверить, что она сделала это ради вас.
– Зачем?!
– А зачем делаются все величайшие глупости? Ради любви.
Можно было подумать, много он в ней понимал!
– И ради какой же любви вы у вас принято имитировать почерк свидетелей? Ради любви к званию комиссара?
Бертье недовольно и строго взглянул на меня.
– Вы узнали её почерк, он подлинный. Идти на сделку и диктовать нужные показания, чтобы перевести подозреваемого в разряд свидетелей, – это не мой метод. Есть у нас один ловкач, а я не мастер договариваться с преступниками и подлизываться к прокурору.
– А вы как будто завидуете, – усмехнулась я.
– Совсем чуть-чуть, – неожиданно кивнул он. – И всё-таки я из принципа буду отстаивать единую версию следствия.
– Из какого же принципа? Плевать на свою совесть ради почестей?
– Нет, из принципа справедливости. Вы должны были поверить, что она всё ещё любит вас. И возможно, в глубине души поверили. Вам ведь этого хотелось.
Я покачала головой.
– Может, я дура, но не настолько же. Сразу видно, что вам никогда не разбивали сердца, инспектор. Никто меня не любит и никогда не сможет полюбить. Это единственный непреложный факт во всём деле. А если вы опять будете твердить мне про любовника, я скажу: браво! Он обвёл вас вокруг пальца.
– А манипулирует он вами, как настоящий любовник, – проворчал Бертье. – Что с его стороны двойное свинство.
– О, прекратите. Знаете, я уже охотно поверю, что у хороших полицейских дурное чувство юмора.
Инспектор так серьёзно и даже торжественно взглянул на меня, будто хотел убедить, что никакого чувства юмора у него нет вообще.
– Что бы вы обо мне ни думали, он вас больше не обманет. Посмотрим, что можно будет сделать для ваших друзей.

@темы: Эмма, Роман

13:25 

Кровопускание - 18

Voient ton triomphe et notre gloire!
– Ну, предположим, я бы за тебя не умер, я бы за тебя убил. Но зачем разбрасываться громкими признаниями, тем более в этом доме?
Меня взяла оторопь. И что только деялось у него в голове? Уж передо мной-то ему не надо было щеголять удалью и не совместимой с призванием врача бесчеловечностью, на которую, мне хотелось верить, он всё-таки не способен.
– Не пугай меня так. Что на тебя нашло?
– Предположим, детский эгоизм. – То ли вспомнив что-то важное, то ли нечто задумав, он вернулся к столику, на котором Элеонор оставила веер, взял его и словно прочёл на его вычурных резных пластинках: – Если чья-то любовь – только средство доказать себе, на что ты способен, чего достоин, то я предпочёл бы жить вовсе без неё.
Мне стало жаль его ещё больше. Хмуро следя за тем, как черствеет его беззаботное лицо, я уже надеялась, что все его странные и опрометчивые слова – пустая бравада. Нет, он храбрился не передо мной. Он просто боялся признать огромнейший страх одиночества.
– Если без неё ты сможешь. Опять перепутал причину и следствие. Будешь бегать от самого себя – тебе придётся гоняться за всякими сомнительными и опасными типами.
– Ну, это всё равно придётся.
– Понятно почему! Тебе нужно снова и снова доказывать себе невесть что. А всё из-за…
Не успела я договорить, из веера выпала какая-то бумажка. С надеждой, что внезапная находка хоть на что-то прольёт свет, я кинулась к ногам Виктора и подняла её. Это была его докторская визитная карточка. Всё как обычно: полное имя, квалификация, адрес, приёмные часы и даже номер телефона – только личные контакты, безо всякого указания на заведение, которое наняло его.
– Реакция отличная, – с важной усмешкой Виктор словно похвастался мной мне же. – И в тыл врага с таким компаньоном не страшно. Главное, чтобы сердился, когда следует. О том, на что направить этот гнев, я уж позабочусь.
– Какой гнев? Лучше объясни, почему здесь твоя визитка.
– Очевидно, Лили без надобности, и мне решили вернуть. А заодно продемонстрировать, кто тут главный, что совершенно излишне. Ну, и невелика потеря. – Он достал из-за пазухи тонкую, почти пустую визитницу и, забрав у меня карточку и вложив её туда, спрятал обратно. – Ещё пригодится.
читать дальше

@темы: Эмма, Роман

14:45 

Скажи об этом комиссару

Voient ton triomphe et notre gloire!
– Как вовремя ты смылся. Что, знал о расследовании?
– С законом шутки плохи, – отрезал Виктор, не глядя на меня. – Не надо было быть семи пядей во лбу, чтобы догадаться, к чему всё идёт.
– И ты предпочёл не предупредить, а скорее смыться, чтобы тебя тоже не замели? Как благородно!
– Нет, я уехал, чтобы обеспечить охрану родителей. Благородно или нет, но я всё равно должен был это сделать.
– Стрелять, надеюсь, не пришлось? – пошутила я, вспомнив кобуру под его пиджаком в тот день, когда мы прощались.
– К счастью, нет.
– Что, боялся промазать?
– Боялся попасть. – Он явно не был настроен веселиться, и язвительность, похоже, на него не действовала.
– Высокий предлог, не подкопаешься. С чего ты вообще взял, будто есть какая-то угроза твоим родителям? Любишь придумывать себе врагов? Элеонор намекала, но я даже не могла допустить, что это может оказаться правдой.
– У меня фантазии не хватит что-то придумывать. Ты словно забыла, как собиралась в одиночку нападать на бандитов, которые с ножами лезли на нас. Кто они, враги? Нет, просто хулиганьё, часть мира, в котором мы живём. Во всяком случае я.
– Напрасно прибедняешься. Зато у тебя хватило фантазии назвать меня своим телохранителем, и самое странное – все поверили.
– Когда ты безоружен, ещё и не в такое заставишь поверить, чтобы спастись.
Я подступила к нему и пристально заглянула в глаза.
– Мы ведь поможем Элеонор и Пьеру, правда?
– Не думаю, что это целесообразно, – с душераздирающим спокойствием ответил он. – От них даже адвокат отказался.
– Как отказался?
– Как честный человек.
– При чём тут «честный человек»? – возмутилась я. – Он адвокат, ему за это платят. Даже виновным полагается защита, а что уж говорить о наших друзьях, которые ничего плохого никому не сделали!
Виктор вздохнул и как-то грустно посмотрел на меня.
читать дальше

@темы: Роман, Эмма

09:45 

Кровопускание - 17

Voient ton triomphe et notre gloire!
Я надула щёки. Нет, и как столь проницательный человек мог нести такую глупость!
– Разве острые ощущения нужны Элеонор, а не тебе? Не путаешь? Она бывает резковата, не миндальничает и не заискивает перед мужчинами. Понятно, ты к такому не привык. Но она ни в коей мере не кровожадна.
Виктор опустил голову и задумался.
– Увы, я хорошо её знаю. Возможно, даже лучше, чем она сама себя. Женщины очень отзывчивы и сердечны, именно поэтому они бывают настолько же кровожадны.
– Просто нашей сердечностью и отзывчивостью не надо злоупотреблять! – воскликнула я и, чтобы не заводиться, почти прошептала: – Ладно, давай не будем спорить, если уж мы оба виноваты. Чем она тебя так пугает? Если пару раз очаровательные мадемуазели переходили тебе дорогу, это ведь не значит, что ты должен всех их бояться и недолюбливать. Правда?
Мой скрытный друг взглянул на меня с явным несогласием и недобро прищурился.
– Правда. Но зачем же всех? Одной достаточно.
Я не знала, что и предполагать.
– Вот из-за кого ты обижен на весь женский род? О, только не говори, что она встала между тобой и Пьером! Ты разобьёшь мне сердце, если для тебя кто-то значил больше, чем сам знаешь кто.
– Как неудобно, когда у девушки на уме одни мужчины, – шутливо посетовал он, сунув руки в карманы и неодобрительно качая головой. – Всё намного хуже: она встала между мной и деньгами.
Деньги – это была его излюбленная тема, когда он стеснялся говорить о чувствах. Может, моя версия о двух принцах, чуть ни вызвавшая снисходительные улыбки, не настолько уж далеко отстояла от истины. Но почему-то мои друзья не хотели этого афишировать и даже передо мной упрямо блюли свои тайны мадридского двора.
– А спектакль как-то относится к вашему прошлому? – спросила я, не рискнув задавать вопрос о наследстве и родственных связях.
читать дальше

@темы: Роман, Эмма

12:06 

Voient ton triomphe et notre gloire!
Как в том анекдоте: «Батя, а когда же твой двор-то кончится?!» -_- Когда же я главу-то закончу! Надоели болтать уже! У автора голова уж не варит. :laugh: Французы, блин. :lol:

@темы: Жызня, Роман, Эмма

07:01 

Кровопускание - 16

Voient ton triomphe et notre gloire!
– Ты-то сам о себе много не воображай: бывает вредно для здоровья. – Наконец отыскав робко прятавшийся у меня в левом кармане платок, будто бы ещё влажный от слёз, я погрозила им Виктору. – Если ты собрался опять мериться своим эго с тем уголовником, имей в виду, я пойду с тобой. Вмешиваться не собираюсь, но глаз с него не спущу! Чтоб он знал: тебя никто в обиду не даст!
Подозрительно хмурясь, Виктор отобрал у меня ни в чём не повинный кусок материи, словно это был заряженный пистолет, и сунул его в карман брюк.
– Только если ты возьмёшь на себя роль третейского судьи и присудишь победу мне.
– Вот ещё! Не буду я играть в ваши игры. Нашлась тоже Прекрасная Елена!
– Предстоит мужской разговор, не слишком приятный для женских ушей.
– Ничего, я привычная. По крайней мере уши у меня такие же, как у тебя. – Для наглядности я дёрнула себя за мочки и оттопырила их.
Виктор улыбнулся и левой рукой опустил мою правую руку, едва касаясь её.
– Он очень удивится тому, что у меня такой храбрый защитник. Если ты считаешь, мне доказывать ему нечего, то я пока повременю с ним встречаться.
– Конечно, нечего! Ни ему, ни кому другому. Говорю же, ты замечательный. Если бы я была высоким, уверенным, интересным юношей, я бы за тобой даже приударила.
– Боюсь представить, – засмеялся Виктор. – А мне бы тогда, наверно, пришлось быть милой девочкой во избежание побоища, хуже чем в спектакле, который мы только что видели.
– Напрасно ты не веришь. Вы на пару сам знаешь с кем – двое самых изумительных, самых лучших мужчин из всех, которых я встречала. И, как выясняется, двое самых неразумных! Надо же мне было поддаться на уговоры Элеонор и привести тебя! Теперь и тебе в её дом будет вход заказан, и меня выгонят. Смотри, я ведь к вам с Жозе приду! Попробуйте у меня только ссориться! Я вас научу, как жить в мире и согласии!
Виктор скептически и высокомерно скривился.
– Я живу один, в мире и согласии с собой.
– Ты что, выгнал его? – испугалась я.
– Нет.
– Он тебя выгнал?
– Да никто никого не выгонял. Я и без него могу себе позволить квартиру, соответствующую статусу хорошего доктора. Конечно, я был бы рад тебя пригласить, но боюсь скомпрометировать. читать дальше

@темы: Роман, Эмма

06:28 

Кровопускание - 15

Voient ton triomphe et notre gloire!
– Куда уж хуже, – всхлипнула я, вытирая слёзы почти что рукавом жакета. – Порез глубокий?
– Нет, всего лишь несколько поверхностных проколов. – Виктор аккуратно капал бесцветную прозрачную жидкость на кровавый след, и она белела и вспенивалась, будто превращаясь в слюну.
– Какая адская мерзость, выглядит тошнотворно.
– Почему же адская? – беззаботно спросил он, будто мы всё ещё дурачились. – Ты не думала, что я не совсем человек, и, попадая на мою кожу, святая вода испаряется и шипит?
Всё-таки Элеонор правильно обозвала его дурачком, или он совсем потерял голову от встречи с ней.
– Ну и самомнение! Скорее поверю, что ты на себе изобретаешь новый способ вводить вещество в организм.
Он вскинул на меня понимающий, чуть насмешливый взгляд.
– Нет, это даже для меня слишком. Удивлён, что ты не узнала пероксид. Реакция характерная, при взаимодействии с белками крови он распадается на воду и кислород, так что ничего страшного.
– Поклянёшься? – недоверчиво потребовала я.
– Клянусь посохом Эскулапа, распадается! Химическое уравнение написать? – Надавив большим пальцем на пробку, Виктор закупорил пузырёк и отдал его мне.
– Обязательно! – Я поболтала предположительную перекись и, зажмурив один глаз, посмотрела на свет через янтарное стекло. Анализ был, конечно, сомнительный, но мне стало стыдно не доверять моему раненому товарищу. Я вложила пузырёк обратно в гнездо и начала шарить по карманам. – Всё равно нужна перевязка! Погоди, где-то у меня был твой платок… Только не успела его постирать…
– Пожалуйста, осторожнее, – крайне вежливо попросил Виктор и указал на столик. – Сначала закрой несессер и положи его.
Я сделала пару шагов, машинально разглядывая восковой полумесяц с зазубринами на внутренней стороне, болтавшийся в футляре для лекарства и как будто совсем лишний там, и вдруг поняла, что это. Слепок с браслета Элеонор! Выходит, она вовсе не на влажные ладони намекнула, а дала понять, что разгадала уловку. читать дальше

@темы: Эмма, Роман

10:12 

Кровопускание - 14

Voient ton triomphe et notre gloire!
– Зачем травиться, если можно отравить? – сквозь зубы процедил Виктор. Дёрнув Элеонор за запястье, он вскочил и так резко вырвал у неё коробочку, что мы обе невольно ахнули.
У меня в голове не укладывалось, что это за вспышка агрессии. Элеонор ведь пошутила. Зачем ей показное, ребяческое целование туфель? Порой она была остра на язык, но лишь потому что не выносила пустозвонов. Старый друг или уж тем более брат должен был бы привыкнуть к её хлёсткому чувству юмора, которое, кстати, ценили в богемной среде. Почему же Виктор слишком серьёзно, слишком нервно реагировал? Или это давние счёты? Когда напряжение велико, и ты вдруг срываешься от самой невинной фразы. Да ещё к чему-то завели речь о яде. Элеонор ведь только подхватила, а первым это слово произнёс Виктор! Какие лекарства для личного использования могли у него быть, если он буквально вчера уверял меня, что здоров? Если только в коробочке – действительно лекарство! Бледность, постоянно мёрзнущие пальцы, восковые ладони, да ещё и агрессивность – возможно, не то что плохие симптомы, а по-настоящему страшные. Нет, он так нервничал вовсе не потому, что был влюблён, а потому что Элеонор могла выдать его тайну! Шансы, что мой друг сам признается, были почти нулевые, и тогда я тем более должна была скорее всё узнать.
Я кинулась к нему и выхватила коробочку почти уже из его кармана. Виктор вздрогнул и обернулся, удивлённый, как будто совсем забыл обо мне.
Второпях я нажала язычок потайной кнопки – и крышка открылась. Будто ценное украшение, в бархатном гнезде был закреплён дымчатый пузырёк с какой-то жидкостью, а сверху лежала изогнутая восковая полоска с углублениями по внутреннему краю, похожими на оттиск челюсти.
– Что это?
Безразлично, словно моя забота совершенно бессмысленна, Виктор посмотрел на меня и опустил взгляд. От его позорного молчания у меня сердце ушло в пятки.
читать дальше

@темы: Роман, Эмма

17:45 

Voient ton triomphe et notre gloire!
Вчера истёк срок нашего продлённого на месяц спора с Упи. Ну, конечно, текст ещё не готов, не то что вёрстка. Спор проиграла я, а Упи, по-моему, расстроилась, хотя я заранее предупреждала, что не успеваю. И это было не упадничество и неверие в себя, а объективная оценка. :D Спорили-то мы ещё год назад, в связи с астропрогнозом. Более-менее точно прикинуть объём я не могла. Теперь думаю, ещё страниц 100, а может, больше. В субботу созванивались с Упи, она предложила вчера за ночь 70 страниц накатать, как её подруга сделала. Ну, это сурово! У меня такое количество за раз будет такого качества, что потом придётся год вычитывать! Только вчера до завязки дописалась, а всё это была длинная-длинная экспозиция. :D Ну, ещё есть 40 страниц основного действия, которые я Андрею высылала для обложки. В принципе можно было и так оставить, :angel2: типа, роман готов, но всё-таки нужно доделать.
В ночи выяснила, что 7-го мая — благоприятный день для начинаний. Ну, с текстом всё равно не успеваю. Думаю теперь, что бы замутить, чтоб возможностью воспользоваться. :-D

@темы: Астрология, Друзья, Жызня, Роман, Эмма

09:38 

Кровопускание - 13

Voient ton triomphe et notre gloire!
– Какая интересная, свежая дискуссия, – восхитилась Элеонор, спасая положение. – Ах, как я жалею, что не приглашала вас прежде.
Виктор улыбнулся и, сложив губки бантиком, взглянул на неё с такой кокетливой благодарностью, словно все должны были уверовать в прекрасного принца, спасающего жизнь не только на страницах школярски слащавых пьесок, но и в реальности.
– Я польщён твоим приглашением. Очень многие добиваются такой чести, но тщетно. Чем я заслужил? Удивительно, что нас вновь свела судьба.
Элеонор снисходительно улыбнулась.
– Ты же в неё не веришь.
– А теперь верю!
– Истинный христианин должен верить не в неё, – покачала головой Элеонор.
– Мне проще основать новую религию и верить в то, что верю. Могу ли я рассчитывать на признание? – Одной рукой он сжал её ладонь, другой обхватил тонкое запястье поверх браслета.
Я оторопела. Ему как будто хотелось произвести впечатление, шокировать, как будто он получал удовольствие, выставляя напоказ нечто сокровенное. То, что за ним водилась такая слабость, меня не удивляло, но при чём здесь Элеонор? Обычно друзья так странно себя не вели и не хватали друг друга с такой недружеской страстью. Даже со мной Виктор не позволял себе излишней экспансивности, хотя бесцеремонно таскал меня по сортирам. Но я, наверное, была не в счёт. «Может, она его сестра?» – подумала я, отказываясь предполагать что-то ещё. Тип лица у них похожий, оба высокие, худые. Глаза, правда, разные, да и нос тоже. Но ведь они могли походить на разных родителей, быть единокровными, единоутробными или вообще сводными. Виктор и Элеонор – ну, чем не имена для брата и сестры? Может, она специально к его приходу поставила эту дурацкую пьесу и с умыслом спрашивала мнение о ней? А если автор – кто-то из них двоих? Вдруг конфликт вовсе не выдуман, а буквально перенесён из их жизни? Потому-то они долго не виделись, но до сих пор всё ещё пытаются друг другу что-то доказать? А если всё-таки романтическая привязанность? Мне было стыдно подозревать Виктора в чём-то подобном, но не в его ли отношениях с сестрой крылась истинная причина размолвки с Жозе? Боясь проронить хоть слово, я от волнения зажала рот рукой.
– Лишь признание? И всё? Что с тобой? Не помню тебя таким взволнованным. – Элеонор ласково улыбнулась, будто разгадала его нехитрую тайну.
– Я сам себя не помню!
– Какие липкие ладони. У тебя на них воск? Разве это не симптом?
Виктор чуть не подпрыгнул и метнул на неё дико вспыхнувший взгляд.
– Большинство реакций своего организма я могу контролировать, но не кожно-гальваническую.
Я не удержалась и хихикнула. Да уж, наверное, он много чего не мог контролировать, если скакал до потолка от уязвлённого самолюбия.
– А раньше тебя не прельщали мелкие алмазы. – Элеонор слегка потянула на себя руку, и Виктор торопливо её освободил, отдёрнув свою за спину.
– Ну, перестань! Ты настоящий бриллиант! Мечта, чарующая грёза!
– Дурачок, – усмехнулась Элеонор. – Если тебе так интересно, можешь убедиться. – Она расстегнула тоненький браслет на левом запястье и вытянула на столе, где лежал веер.
Виктор кинул острый взгляд на драгоценность, презрительно сощурился и сцепил пальцы в замок.
– Культ бриллиантов навязывают женщине не уверенные в себе мужчины. Они боятся отказа и пытаются купить её за побрякушки.
– А ты завидуешь?
читать дальше

@темы: Роман, Эмма

19:34 

Кровопускание - 12

Voient ton triomphe et notre gloire!
– Всё тот же, – кивнула она, – и ничего время с тобой не делает. Разве что наконец-то начал уставать, это заметно.
Виктор подбоченился левой рукой, отведя полу расстёгнутого пиджака за спину.
– Не чувствовать усталости было бы тревожным симптомом. Важны не только чувства, но и то, как ими распорядиться и какой это даст результат. Если композиторам, поэтам, драматургам привычно вкладывать личные переживания в свои труды, то, пожалуй, в некоторых случаях и я могу это делать. Хотя для них это и проще, и естественнее – тут я им даже завидую.
Элеонор улыбнулась.
– О, у тебя своя философия? Прекрасно. Что, всё-таки наш мальчик вырос, возмужал?
Скромно прикрыв глаза, он с лёгкой иронией повёл бровью.
– Мне везло на учителей, даже на тех, кто не догадывались, что я у них учусь.
– Талантливые драматурги – хорошие учителя. Кстати, как тебе наш спектакль?
– Забавно, – кивнул Виктор. – Нужно ещё осмыслить. О пьесе говорить не буду, поскольку имел честь работать с автором.
Элеонор так весело рассмеялась, что даже качнулась назад.
– Изящное оправдание!
– Во всяком случае по тексту ставить медицинский диагноз ещё рано.
Оценив прямодушный ответ, она крепче взяла Виктора за руку и вдруг обратилась ко мне:
– Надеюсь, ты с автором не знакома и поделишься впечатлениями. Хочу думать, что тебе понравилось.
Я пожала плечами.
– Вообще не уверена, что всё поняла, но, честно говоря, мне не очень. Конечно, хорошо, когда воспевается смелость, свободолюбие, умение бороться за своё счастье. И принцесса – молодец, проявила характер и выбрала любовь, но брата её осуждать я бы тоже не стала. Если они с сестрой – принц и принцесса, то на них целое королевство, которым надо ведь как-то управлять, заботиться о казне, о подданных, о том, чтобы соседи войной не пошли и всякое такое. Мне бы на месте принца было бы обидно, если сестра вдруг бы решила бросить всё и умчаться с каким-то авантюристом за тридевять земель. А может, принц тоже мечтает, чтобы за ним прискакал добрый рыцарь и увёз его от забот и проблем? Знаю я таких принцев. читать дальше

@темы: Роман, Эмма

17:58 

Кровопускание - 11

Voient ton triomphe et notre gloire!
Слегка ошалелая от скомканной интермедии, я выдохнула и на всякий случай подмигнула Виктору, чтобы не огорчался. Он с таинственной улыбкой опустил взгляд, не рискнув что-то комментировать при даме.
Элеонор сделала навстречу ему пару шагов, но, словно опасаясь приближаться, остановилась и положила веер на столик. Заглушая пересуды и смешки, из залы неслось бередящее душу, нежное и встревоженное аллегро.
– Музыка для воспоминаний. Не знал, что Гюстав теперь так популярен, – иронично произнёс мой друг, хотя мне казалось, его больше нас обеих устраивало молчание.
Элеонор с любопытством взглянула на него.
– Гюстав эмигрировал на родину, что в его случае равносильно самоубийству. Но после смерти хороший композитор становится гениальным.
– Он не из тех, кто гонится за славой такой ценой. От чего же он бежал? От любви? Это бесполезно.
Элеонор с лёгким упрёком качнула головой, подошла ближе, прямая и строгая, и опустилась на диван.
– Как смело ты стал рассуждать. Куда же исчезал так надолго?
Меня больше интересовало, с чего Виктор вздумал изображать из себя знатока в любви. Ничего удивительного не было в том, что они с Элеонор знакомы и обращались друг к другу на «ты»: она поддерживала многих молодых и талантливых. Но с чего он распушил перед ней павлиньи перья? Или он так стеснялся своей неустроенной личной жизни, что сразу пускал пыль в глаза, заранее прикрывая уязвлённое самолюбие? Тогда это был хороший знак: не всё ещё потеряно.
Он боком присел на самый краешек дивана, будто едва дерзнул сидеть при королеве, и порывисто, алчуще прижал к губам её левую руку. Высокий, светлый лоб, чуть нахмуренные брови, трогательно опущенные ресницы – в его тонком смиренном лице было столько одухотворённости, трепета и даже страдания, что во мне всколыхнулась волна жалости. Невольно хотелось, как ребёнка, обнять его, прижать к сердцу и успокоить: всё будет хорошо!
– Не знала, что сентиментальный пыл опять в моде, – произнесла Элеонор, не отнимая руки. – Мне понравилось, как ты обаял моих гостий. Давно так не веселилась.
Её искреннее расположение меня успокоило. Теперь хотя бы не мне одной воевать за счастье друга. Элеонор умела разговаривать с мужчинами и безошибочно нажимать на правильные рычаги. Она-то его приободрит, уж у неё-то хватит и такта, и опыта, чтобы подтолкнуть его к верному решению.
Виктор опустил её руку, деликатно держа в ладонях, и улыбнулся.
– У меня широкий диапазон. Я никуда не исчезал, очень много работы. А я до неё жаден, ты знаешь. – Его глаза светились мягким светом, как у паломника, после долгих испытаний достигшего благословенной обители. Весь мир словно перестал для него существовать, а с миром в том числе и я. Да, Элеонор действовала на мужчин потрясающе, даже на тех, кого женщины интересовали исключительно в качестве пациенток.
– Да, ты всё тот же, и ничего время с тобой не делает. Разве что наконец-то начал уставать, это заметно.

@темы: Роман, Эмма

12:03 

Кровопускание - 10

Voient ton triomphe et notre gloire!
Передо мной стоял врач, готовый даже консультациями в светском салоне исполнять свой профессиональный долг.
– Да, тема для многих значимая. Если честно, я не сторонник мучить здоровый женский организм какими-либо специальными диетами. И тем боле не сторонник того, чтобы при отсутствии медицинских противопоказаний мучить организм ослабленный. Пищевое поведение человека по природе животно, и не следует этого стесняться. Наш вид всеяден, и это большое преимущество с точки зрения его выживаемости. К счастью, мы не ежеминутно пребываем в сознательной заботе о ней, нам не нужно думать за всё человечество, однако наше личное здоровье, работоспособность и даже эмоциональное состояние во многом зависят от нашего питания. Каждый тут может вспомнить сказанное ещё в Древней Греции: «Ты то, что ты ешь». С Гиппократом, конечно, не поспоришь, но я бы трактовал его слова шире: прислушивайся к себе. В целом есть три основные принципа здорового питания. – Он поднял руку с двумя загнутыми пальцами, мизинцем и безымянным, и, как фокусник, поочерёдно загнул остальные. – Умеренность, разнообразие, сбалансированность. Всё предельно просто, хотя чем проще и понятнее принципы, тем сложнее бывает их придерживаться. Разумеется, нужно знать меру, как и во всём, но ограничивать себя стоит не в выборе продуктов, а в количестве поглощаемой пищи. К тому же без глубокого, детального понимания своих потребностей невозможно правильно удовлетворять их. Если хочется определённой еды, возможно, организм подаёт сигнал о нехватке каких-либо веществ, которую нужно восполнять, в том числе с помощью сбалансированного рациона. Конечно же, тут я не говорю о разного рода пагубных зависимостях. Если упростить, лекарство или яд – обусловлено дозой. В общем, я бы не рекомендовал полного и окончательного отказа от пищи животного происхождения. Например, в мясе присутствуют все необходимые аминокислоты, хотя они и достаточно трудно усваиваются.
На него смотрели, как зачарованные, но, по-моему, кроме меня, привычной к его дискуссиям с Жозе, моего друга никто не слушал. Все, кто был в зале, перетекли к нам. Виктора облепила толпа юных прелестниц, будто наконец дорвавшихся до заветной цели, и я сама не заметила, как оказалась среди чёрного шёлка, стекляруса и кружев. Так вот что надо было делать, чтобы стать своей, – не выделяться. И как я только посмела прийти на девичник в брюках, а не в платье, да ещё и под ручку с мужчиной, на которого сначала боятся взглянуть, а потом жадно таращатся и строят глазки? Мне стало смешно и внезапно даже немного жаль глупышек. Вот бы им крикнуть, чтобы особо не надеялись: вряд ли обаяшка доктор смог бы ответить хоть одной из них чем-то большим, чем банальная вежливость, и хоть одну выделить мало-мальски сносным мужским интересом.
– Значит, вы не советуете отказываться от мяса? – очнувшись, переспросила хозяйская протеже.
читать дальше

@темы: Эмма, Роман

07:48 

Кровопускание - 9

Voient ton triomphe et notre gloire!
Он прошёлся к полузанавешенному окну и, отодвинув плотную штору и лёгкую пелену тюля, выглянул на улицу.
– Ну как, недурно? – поинтересовалась я.
– Сойдёт, – был суровый вердикт. Обернувшись, Виктор стрельнул на меня лукавым взглядом, продефилировал обратно, словно красовался перед кем-то, и ткнул пальцем вверх. – Твоя комната на третьем?
– Ага. Хочешь посмотреть?
– Успеется. А комнаты хозяев тут?
– На первом. Они люди крепко стоящие на земле.
– Да, однако высоковато тебя сослали. Неужели Элеонор не могла найти для тебя конуру получше? – Он сел на диван и закинул ногу на ногу с таким видом, с каким обычно посредственные аферисты пыжатся изображать аристократов.
Я фыркнула, подбежала к нему и, запрыгнув рядом, ткнула обеими руками его длинное узкое бедро.
– И вовсе не конура, а мансарда! Ты чего привередничаешь? Я люблю высоко, хоть по утрам и приходится нестись вниз по лестнице, а вечерами ползти вверх. Но не наоборот же! Прекрасная уютная спальня с видом в сад. Никакого уличного шума, тихо, спокойно, за окном колышутся ясени... – Мне опять вспомнилось ночное происшествие, и я осеклась.
– Вот-вот слетятся на мой голос, – почти шёпотом предупредил Виктор, наклонившись ко мне и указав на приоткрытую в залу дверь, хотя нас вряд ли могли оттуда услышать, пока играл рояль. – Если хочешь что-то сказать...
– Давай потом, ладно? Зачем тебе мои глупые капризы? Я и так наговорила всякой ерунды. Ненавижу быть капризной девчонкой.
Он поднял брови и ответил в прежней зазнайской манере:
– Но ты ведь приличная девушка? Приличной девушке в приличном доме и вести себя подобает исключительно прилично.
– О, ты ещё не знаешь, насколько я неприличная! – Смеясь, я схватила его руку и трагически прижала её к своему лбу. – Ну-ка, признавайся, что за коварный, злобный план мести ты вынашиваешь?
– Да пустяки, всего лишь коварно пущу в ход своё обаяние и злобно всех очарую.
Я со смехом подбросила и вновь поймала его послушную ладонь.
– Почему-то так и подумала! А перед тем, как наводить злобные чары, не мешало бы подкрепиться. Ты как, голоден? Я что-то очень есть хочу. Если не сказать больше!
– Больше? Это как?
– Набить брюхо! – триумфально воскликнула я и, вскочив, подбежала к столу с выставленными сладкими угощениями прямо напротив нас.
читать дальше

@темы: Роман, Эмма

12:22 

Явка с повинной - 3

Voient ton triomphe et notre gloire!
Его строгое лицо, яркий, чуть встревоженный взгляд напомнили мне о наших долгих откровенных разговорах о любви и о Жозе. Постоянно нуждающийся в поддержке, замкнутый и кроткий до беззащитности, он, в отличие от Виктора, полностью соответствовал портрету, нарисованному Эммой. И я легко могла представить досаду и недоумение темпераментной светской дивы, привыкшей к блестящим ухажёрам и живущей стремительными романами, но впервые столкнувшейся с новым для себя типом мужчины, убогим и чудным, как она посчитала. Я отпустила Виктора и понурилась, едва не утыкаясь лбом в его грудь.
– Почему ты не сказал мне?
– Иногда что-то сделать проще, чем сказать.
– И ты решил так хитро свести меня с ней? Понаставить препятствий, чтобы я втянулась и привязалась? Ты ведь тоже ради любви готов на всё? – риторически спросила я, понимая, что, даже будучи заложницей его интриг, не могла его винить. Возможно, я повела бы себя ещё более подло в борьбе за счастье, без которого жить не могла.
– Я надеялся, ты встретишься с ней и сама сделаешь выводы. Порой полезно сходить на свидание, которое заведомо ничем не закончится. Шанс понять, что ты достойна лучшего.
Достойна! Сколько боли было в этом слове! Я зябко поёжилась: у меня затрясло плечи, будто в верхней трети их что-то скрутило.
– И для этого твой сообщник устроил провокацию? Вам, мужчинам, так легко растоптать женщину, даже не прибегая к физическому насилию. Могли бы просто напоить Эмму, привести к ней хахалей, а потом тыкать мне, какая она грязная. Так ведь проще скомпрометировать и куда уж откровеннее.
Словно защищаясь, Виктор повёл бровью, с полуулыбкой кивнул и твёрдой рукой сгрёб меня как раз по плечам.
– Но я предпочитаю руководствоваться общими принципами гуманизма, так надёжнее. В случае осечки хотя бы друзья не будут обвинять в гнусности. Это не мой сообщник.
– Ты его видел? Только не говори, что Жозе! – Мне немного полегчало. Я отстранилась и посмотрела на Виктора, боясь и думать, в каком отчаянии наш друг по наивности или слабохарактерности мог опуститься до глупых, ребяческих интриг. Да, стыдно было бы претендовать на ту, которую любит твой товарищ, тем более если считать её интерес ко мне в ресторанчике некоторым успехом. Наверно, Жозе должен был ненавидеть меня.
читать дальше

@темы: Роман, Эмма

14:44 

Явка с повинной - 2

Voient ton triomphe et notre gloire!
– Эмма! – прошептала я, подавленная её решительностью.
Конечно, меня бы тоже оскорбила дурацкая выходка, если мне вдруг на важной встрече вздумали буквально кидать на стол какую-то шифровку. Самым непонятным было то, что этот нелепый сюрприз нам преподнёс не Виктор. Он всё время находился в поле моего зрения, но даже не глядел в нашу сторону и держал руки в карманах. Никаких манипуляций с чем-либо, что напоминало бы зеркало. К тому же, у меня сложилось впечатление, что луч шёл из-за моей спины, с правого плеча.
Виктор посмотрел вслед Эмме и лёгкой трусцой побежал ко мне. На ветру полы его пиджака чуть загибались, а чёлка, откинутая набок, вихрасто подпрыгивала. Он был так заманчиво прекрасен и так доволен, что мне стало противно.
Я кинулась назад, к ограде, обвитой густым плющом. Если у моего лучшего друга был сообщник, я бы мигом вывела их обоих на чистую воду!
– Кто здесь? Эй! Отзовитесь!
– Здесь никого нет, – возразил подоспевший Виктор.
– Это ещё надо проверить! – Я сердито обогнула его и помчалась за ограду, на бульвар. С другой стороны тоже никого. Прикусив губу, я стала озираться. На нас никто не обращал внимания, прохожие вели себя обычно, никто не убегал, не суетился, не пытался спрятаться. Да и прятаться было негде. За каким-нибудь стволом дерева мог укрыться разве что ребёнок, а, чтобы успеть до ближайшего магазинчика, нужно было развить спринтерскую скорость.
Я вновь кинулась к плющу и стала шарить в листве: а вдруг Виктор припрятал специальный механизм, который просто не смог незаметно выключить?
– Никто не будет ждать, пока ты его застукаешь. Давно и след простыл, – подойдя ко мне, язвительно сказал Виктор.
Даже не представляя, что с ним сделаю, я развернулась и схватила его за лацканы пиджака.
– Зачем вы её напугали?! Что это за игры?! Ты же обещал не вмешиваться!
– И не вмешивался, ты же видела.
– За дуру меня держишь? У тебя был сообщник!
Он азартно засмеялся и облизал губы, словно ему преподнесли лакомый кусок.
– Это ты меня держишь за дурака. Лишнее звено – лишний риск обрыва цепи. Если бы я хотел помешать, давно бы соблазнил её.
– Неужели? И что, если бы она потребовала не только болтовни?
читать дальше

@темы: Роман, Эмма

22:20 

Явка с повинной

Voient ton triomphe et notre gloire!
На ватных ногах я подошла к ней. Она приподняла голову и мельком взглянула на моё пальто. У меня сердце жалось. Хотя паниковать не стоило: обычные прохожие если и интересуют, то лишь фасоном одежды. И с чего я решила, что будет как-то иначе? Можно было расслабиться, без преувеличения представить себя невидимкой, гостьей из иного мира.
– Добрый день! – Мне стало неудобно из-за того, как сухо, даже резко звучал мой голос. – Вряд ли вы помните, мы случайно встретились на прошлой неделе у фонтана. Кажется, у нас общие знакомые…
Она посмотрела на меня и слегка улыбнулась, будто всё поняла прежде, чем я успела подобрать слова.
– Добрый день. Нет, я помню. Почему вы думаете, что это было случайно? Он вас прислал?
Чтобы не кинуться наутёк, я села напротив неё и, требуя срочного подкрепления, взглянула на моего инструктора. Сунув руки в карманы, он стоял там же, под деревом, и очень умело делал вид, будто считает ворон. Увы, помощи мне не светило. Впрочем, этого ведь и добивалась. Кусая губу, я перевела взгляд на кофейную чашку.
– Я сама пришла, по собственному желанию. Хочу, чтобы всё было честно.
– Честно? – Со сдержанным удивлением Эмма приподняла ниточки бровей. – Он тряпка – это честно.
Меньше всего я ожидала, что она заговорит о Викторе и тем более начнёт обзывать. Ну, конечно, если кавалер хоть куда, его и обзывать приятнее! Уже и не заботясь о том, как бы производить хорошее впечатление, я во все глаза уставилась на неё.
– С чего тряпка-то? Может, он не подарок и чересчур много берёт на себя, но чтоб тряпка... Просто он мужчина, на это нужно делать скидку.
– Вы уверены? – спросила она с такой иронией, будто сомневалась не только в необходимости снисхождения, но и в сущности моего лучшего друга.
Ладно бы меня вновь обозвали мальчиком, я уже почти привыкла, да и, если бы она захотела, я сама назвалась бы, как угодно. Но отстаивать честь друзей было делом принципа.
читать дальше

@темы: Эмма, Роман

01:46 

Voient ton triomphe et notre gloire!
Очень трудно засадить себя писать продолжение. После того, как ударно отмахала 7 страниц, чтоб уж скорей закончить диалог (даже на встречу по Барби опоздала, пока реплики дописывала и вешала пост). И стыдно, и противно читать и даже черновик в руки взять, потому что кажется, фигня полная и слишком затянуто. Хотя обычно, когда всё-таки перечтёшь, понимаешь, а ничё, нормально, и не затянуто вовсе (а для экранизации вообще самое то, :eyebrow: ибо это фактически готовый сценарий), и вообще ай да я, ай да сукин сын. :D Ну, вот понимать-то понимаю, а всё равно крутит: фу, какой отстой. Ну, будем считать, что пауза для переосмысления. Чтобы текст выправить, от него надо отойти, его надо просто забыть и читать как в первый раз (у меня память плохая, так что это несложно :laugh: ).
Некоторые сомнения по поводу болезненных воспоминаний героини из детства (ну, кажется, не совсем триггеров, но чего-то подобного). По замыслу-то, они должны вызывать сопереживание, но меня терзают смутные сомнения, что у современного читателя вызывать они будут мысли: чё она такой хернёй страдает? -_- Вот когда Рафаэль реально хернёй страдал и когда вообще-то ещё больше ею страдал Пауль, :laugh: меня это почему-то не смущало. Даже прикольно было. Потому что придуманное. А когда начинаешь напрямую вкладывать своё, то кажется оно каким-то детским садом, а героиня кажется слабачкой. Сколько ей? 26 лет? А такие непроработанные тараканы, ай-яй-яй! С другой стороны, понятно откуда ноги растут у её желания всем помогать и отношения, например, к Виктору.
И очень мне не нравится, что вывод напрашивается примерно тот же, что и в истории Рафаэля: чем больше и сильнее у тебя тараканы, тем больше шансов, что кто-то ими воспользуется в своих целях. Ну, негуманно ета. Виктор ведь и её кинет, как и Рафаэля, причём, практически с тем же мотивом — чтобы больше не подставлять. Мавр сделал своё дело — мавр может жить нормальной жизнью. А я ж хочу быть пЫсателем-гуманиЗДом, чтоб прям гуманизм-то был воспитующим, а тут всё наоборот получается. :gigi: И я не представляю, как это исправить. Точнее, представляю, но тогда герои будут не живыми, а ходячими манифестами. Да и драйва от процесса не будет. По большому счёту, ради него и пишу. Эндорфины, блин. :D Ну, конечно, и она, и Виктор — парочка резонёров, нашли друг друга, но всё-таки свобода действий у них колоссальная. Ага, они что-то делают по своему почину, а мне потом стыдно. :laugh: Эти 7 страниц меня вымотали. Пока эпизод закончила, хотелось вопить: скорей бы уже они сказали друг другу всё, что имеют друг другу сказать! Устала. И внезапно захотелось вернуться к Паулю. Приходят уже идеи про гипоаллергенные кремы и то, как Виктор будет ему всякие плацебо впаривать. В общем, морально я готова к Паулю, надо срочно дописывать эту часть.

@темы: Эмма, Роман, Жызня

16:01 

Кровопускание - 8

Voient ton triomphe et notre gloire!
Если собирались наверху, значит, давали представление или играли концерт. И правда, по всему этажу неслись два высоких голоса, бойко декламирующие:
– Она тебе не принадлежит! Управлять ей не сможешь, тебе не возродить хаос! Настали новые времена!
– Глупец, ты ничего не знаешь. Возомнил себя спасителем света? Ты жалок, принц.
Мы вошли в залу – и попали в девичье царство. Юные красотки в модных, почти одинаково коротких чёрных платьях, но разряженные, будто на спор или для пробы на роль Одиллии, расположились на диванах и выставленных рядами стульях. Публика сверкала блёстками, пайетками, гранёными чёрными бусами, то тут, то там легко вздрагивали пёрышки в тщательно уложенных причёсках.
Я стала искать взглядом Элеонор. Чуть развернувшись, она сидела на стуле в первом ряду, слева от узкого прохода по центру залы, и слегка обмахивалась веером. Длинное обсидианово-чёрное платье спадало до самых пят, приоткрывая лишь острый носик туфли. Прямая и строгая, как молодой режиссёр на премьере, Элеонор следила за игрой. Две актрисы стояли друг к другу лицом – обе в мужских костюмах, одна с длинными, распущенными по плечам волосами, вторая с короткой стрижкой. За ними, у рояля, лицом к публике – третья, в длинной чёрной струящейся накидке с узким вырезом от плеча до плеча.
Бежать к хозяйке на поклон, чтобы предъявить весьма любопытного для женской аудитории гостя, значило бы сорвать спектакль, и, поскольку свободных мест не нашлось, мы скромно остались стоять в дверях.
– Прости, не знала, что у них поминки с маскарадом, – шепнула я Виктору. Публика реагировала весьма живо, так что мы могли потихоньку переговариваться. – Ну, зато в брюках нас хотя бы уже четверо.
читать дальше

@темы: Роман, Эмма

ArS LONga

главная