Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: эмма (список заголовков)
03:03 

lock Доступ к записи ограничен

Voient ton triomphe et notre gloire!
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
21:44 

lock Доступ к записи ограничен

Voient ton triomphe et notre gloire!
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
14:04 

lock Доступ к записи ограничен

Voient ton triomphe et notre gloire!
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
04:30 

lock Доступ к записи ограничен

Voient ton triomphe et notre gloire!
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
07:58 

Доступ к записи ограничен

Voient ton triomphe et notre gloire!
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
01:47 

Voient ton triomphe et notre gloire!
Не слишком ли пафосное начало? Диалог Виктора и героини. А то чем ярче пытаешься написать, тем пафоснее выходит. -_- Виктор прям совсем откровенный Марти Стю, особенно последней репликой. :D Не знаю, насколько это правильно в первой сцене.

@темы: Эмма, Роман, Мысли вслух

06:54 

lock Доступ к записи ограничен

Voient ton triomphe et notre gloire!
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
04:13 

lock Доступ к записи ограничен

Voient ton triomphe et notre gloire!
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
19:49 

lock Доступ к записи ограничен

Voient ton triomphe et notre gloire!
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
11:49 

Это не тот Пьер, если что))

Voient ton triomphe et notre gloire!
Моё появление рассердило Пьера. Стрельнув на меня взглядом, он вылетел из гостиной и указал наверх, на лестницу.
– Почему ты здесь? Уходи к этим, своим!
Мне с детства доводилось слышать всякие оскорбления от мужчин, я была привычна к брани и всегда считала, что научилась пропускать её мимо ушей, как ничего не значащий набор звуков. Да и, может, после Викторовых проделок я давно заслужила быть выставленной на улицу. Но едкое презрение в голосе Пьера задело меня почему-то сильнее любых отборных ругательств.
– Я для них чужая. С твоего разрешения, пойду в комнату, в которую вы меня гостеприимно поселили.
Он с недоверием прищурился.
– Чтобы заинтриговать подружек?
– Никакие они мне не подружки, – от всей души запротестовала я. – Так сложилось, что подруга у меня только одна – Элеонор, а интриговать – не в моих правилах.
Пьер внимательно посмотрел на меня, смягчившись и как будто спрашивая, почему ошибся. Затем бросил взгляд на второй этаж, чтобы проверить, не спускается ли кто, и, указав мне левой рукой на столовую, сам быстро прошёл туда.
Мне ничего не оставалось, как последовать за ним. Я примерно представляла, о чём пойдёт разговор.
Закрыв за мной двери, Пьер сел во главе стола и положил перед собой сцепленные в замок руки, по-хозяйски основательно и уверенно.
– У меня нет секретов от жены, но я не хотел бы, чтобы хоть одна из этих сплетниц что-то узнала.
читать дальше

@темы: Роман, Эмма

22:48 

Внезапно заговорили.

Voient ton triomphe et notre gloire!
– Всё-таки хорошую мы тебе репутацию сделали, а? К тебе никто не посмеет подойти лишний раз.
– Или наоборот, полезут из любопытства. Они ведь головорезы, у них свои правила, своя бандитская удаль. Сам знаешь, если долго общаешься с застёгнутым и его компаньонами. Что мне тогда делать?
– Ну, как что? – Он пожал плечами. – Не мне тебя учить: хватаешь первую попавшуюся табуретку и колотишь ей всех подряд. Если табуретки под рукой не окажется, лучше всегда носи свою, чтобы в руке привычно лежала и замах был хороший.
– Да ты, как погляжу, знатный табуреточник, просто спец. Может, мне в придачу и рояль на себе таскать? Аргумент более весомый, и помузицировать можно при случае.
– Пожалуй, – снисходительно кивнул Виктор. – Я тоже старался использовать каждую минуту, когда учился. Они не дураки и прекрасно понимают, на чём делать имя, а что лишь выставит их на посмешище.
читать дальше

@темы: Работа, Эмма

07:32 

Доступ к записи ограничен

Voient ton triomphe et notre gloire!
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
09:24 

Маленькая месть за всех виконтесс

Voient ton triomphe et notre gloire!
– Один мой знакомый вовремя подсуетился и женился то ли на баронессе, то ли на виконтессе – последней представительнице знатного рода. Жена-красавица, само очарование, но он больше счастлив от того, что получил титул.
– Какой порочный малый, – отметила Элеонор, не спеша обходя собравшуюся компанию и внимательно, ненавязчиво наблюдая за каждым поочерёдно.
Виктор пожал плечами.
– Да как все, ничего особенного. Изменял ей пару раз с доступными девицами, поскандалили немного, но постепенно буря улеглась.
– Надеюсь, невеста хотя бы оказалась богата, – сказал Пьер.
– Вполне. При таких деньгах она могла бы спокойно быть даже дурнушкой.
– Тогда ещё есть смысл, – с кивком головы одобрил хозяин. – Жениться только из-за титула – это пустое тщеславие. До войны, может, и стоило бы, а теперь нет.
читать дальше

@темы: Роман, Эмма

22:54 

В беседке (обещание Элеонор)

Voient ton triomphe et notre gloire!
С тайной надеждой если не увидеть её, то хотя бы вновь услышать пригрезившийся в шуме листвы голос, я вышла на тёмную террасу. Ветер стал чуть холоднее и резче, предвещая ночной дождь. В беседке качались разноцветные фонарики, пятна света скользили по двум, почти слитым воедино, фигурам на скамейке. Нежно-голубое платье Элеонор, накинутая на её плечи кремовая шаль и ярко-белая рубашка Пьера, казалось, вылиняли и пожелтели, как на старой фотографии.
– Интересно, что в нашем доме делает посторонний мужчина, – негромко, с обычной лёгкой иронией заметил Пьер.
Без сомнения, речь шла о Викторе. О ком же ещё! Меня не видели, и я замерла, боясь пошевелиться. Вот он и настал, момент истины. Вот сейчас меня и решат вышвырнуть – вместе с этим «посторонним мужчиной», которого я на свою голову притащила. Если бы сама не была виновата, я без колебаний кинулась бы защищать моего друга.
– Он забавный, – ответила Элеонор. – И так силится показать, будто знает больше других, что это даже интригует.
Пьер улыбнулся.
– Всё та же восторженная, сентиментальная девочка, что безоглядно сходит с ума по каждому, в ком есть какая-то загадка.
– О, не волнуйся, благодаря тебе я давно повзрослела. После того, как ты меня бросил во второй раз, сентиментальность потеряла своё очарование.
читать дальше

@темы: Роман, Эмма

06:24 

После стычки с бандой

Voient ton triomphe et notre gloire!
– Что будет с тем, которого ты ударил?
– В лучшем случае диагностируют переломы нижних конечностей. – Уставший или до глубины души потрясённый тем, что сделал, он говорил тихо и задумчиво, безо всяких эмоций.
Я поёжилась.
– Брр! Ужасно. Даже предполагать боюсь, что тогда будет в худшем.
– В худшем – не диагностируют. То, что я справился, ещё не значит, что это моё. Лучше мне было бы не бить его, а принять в качестве пациента.
– А почему бы тебе не сделать это сейчас? – предложила я, обрадованная проснувшейся в нём совестью.
– Переигрывать поздно. Кто поверит?
– Да все. Мало ли, раскаялся, решил помочь бедняге, загладить вину.
Он покачал головой.
– В добропорядочном обществе – может быть, а для бандитского мира слишком подозрительно. Да и я ни в чём не раскаиваюсь. Просто я бы правильно диагностировал.
читать дальше

@темы: Роман, Эмма

14:00 

Кровопускание - 19

Voient ton triomphe et notre gloire!
– Книжного червя тебе на шею вместо галстука! – заругалась я, выталкивая его из комнаты. – Сам ты не лучше! Понимаешь ты или нет, что так не делается? Нельзя обязать к доверию, как невозможно стать счастливым на спор!
– На чьё же счастье мы спорим? – Виктор засмеялся и, схватив меня за руку, потянул за собой вниз по лестнице.
– Я спорю не на счастье, а на действие, на которое у тебя не хватает силы воли!
Словно решил игнорировать все неприятные темы, он стащил меня на первый этаж и, хозяйски подбоченившись, огляделся.
– Гостиная напротив столовой. А в маленьком флигеле, который примыкает к дому с этой стороны, – значит, кухня? В дальних комнатах, как понимаю, кабинет с библиотекой. А что же за этими дверьми? – Он указал на комнаты, где располагались личные покои хозяев.
– Знаешь, нам с тобой туда точно не надо, – предупредила я.
Взгляд моего друга хищно, почти вожделенно блеснул.
– А что, там какая-то загадка? Неужели счастливые супруги брезгуют делить друг с другом постель?
Мне стало жаль его и даже сердиться не хотелось.
– Нет, я понимаю твоё нездоровое любопытство, хоть и не одобряю его. Но ты всерьёз думаешь, тебя станут больше уважать, если принесёшь вашим кумушкам свежие сплетни в клювике?
Он застенчиво улыбнулся и легкомысленно пожал плечами.
– Это не любопытство, а профессиональное чутьё. Тебе не кажется, что мы побывали на смотринах? Ты ведь тоже почувствовала всеобщий ажиотаж, большие надежды, благовоспитанную скромность, в которой сквозит желание выделиться любой ценой. Примерно как на просмотрах в вашем театре. Элеонор будто выбирает чью-то будущую пассию. Может, для собственного муженька?
– Твоя кандидатура тоже рассматривается? – не удержалась я.
– Ну, возможно. – Он скромно отвёл взгляд. – У меня обширный круг знакомств, я вижу людей, неплохо разбираюсь в женщинах. И во всяком случае указал ей на свой выбор.
– Эта Лили? Ты ведь не занимаешься сводничеством.
– Не занимаюсь, но делать прогнозы отношений и давать консультации могу, – коварно заметил он.
читать дальше

@темы: Эмма, Роман

10:09 

С Элеонор после спектакля

Voient ton triomphe et notre gloire!
Выпихав его на улицу и закрыв дверь, я вернулась назад. Возможно, он оказался прав и собирать вещички пока рано. Ото всего мне стало муторно – я сама не знала, хочу есть или не хочу. Может, надо было пойти спать и ни о чём больше не думать? Я побрела к лестнице – вверху, ступень за ступенью, струилось вниз длинное чёрное платье.
– А где же наш отважный друг? – спросила хозяйка, спускаясь ко мне.
– Испугался и ушёл. – На всякий случай я решила пока не заговаривать про несчастные чемоданы.
читать дальше

@темы: Роман, Эмма

09:31 

Встреча с Бертье

Voient ton triomphe et notre gloire!
– Почему, почему все от них отвернулись? Адвокат испугался, бросил дело, многочисленные друзья и знакомые все как один их предали. Я написала вам список на восемь листов, и никто из этого списка даже пальцем не пошевелил, чтобы побороться за товарищей. Ни слуху ни духу! Что происходит? Даже Виктор внушает мне, что я не должна им помогать.
Инспектор хмыкнул.
– Вы уже им помогли. Конечно, адвокат взял самоотвод. Обвинительный приговор стал бы крахом для его карьеры. Столько усилий – надеюсь, они получат не меньше двадцатки на нос.
– Рассуждаете так же ужасно, как Виктор, которого вы якобы не знали. Пусть у него свои мотивы. Пусть вы хотите заработать себе имя на громком деле. Но даже… даже она написала, что они-де ей угрожали, держали меня в заложниках и она-де была вынуждена порвать со мной, чтобы мне сохранили жизнь. Это что? Это что, я вас спрашиваю! Это же бред! Может, в том, что пошёл дождь, тоже они виноваты? Видели бы вы, как тяжело, как мучительно мы расставались, ненавидя друг друга за то, за что недавно полюбили. Это что, была игра? Притворство? Ну, скажите честно!
Крайне озадаченный, Бертье надул щёки и выдохнул, избегая встречаться со мной взглядом.
– По-видимому, вы должны были поверить, что она сделала это ради вас.
– Зачем?!
– А зачем делаются все величайшие глупости? Ради любви.
Можно было подумать, много он в ней понимал!
– И ради какой же любви вы у вас принято имитировать почерк свидетелей? Ради любви к званию комиссара?
Бертье недовольно и строго взглянул на меня.
– Вы узнали её почерк, он подлинный. Идти на сделку и диктовать нужные показания, чтобы перевести подозреваемого в разряд свидетелей, – это не мой метод. Есть у нас один ловкач, а я не мастер договариваться с преступниками и подлизываться к прокурору.
– А вы как будто завидуете, – усмехнулась я.
– Совсем чуть-чуть, – неожиданно кивнул он. – И всё-таки я из принципа буду отстаивать единую версию следствия.
– Из какого же принципа? Плевать на свою совесть ради почестей?
– Нет, из принципа справедливости. Вы должны были поверить, что она всё ещё любит вас. И возможно, в глубине души поверили. Вам ведь этого хотелось.
Я покачала головой.
– Может, я дура, но не настолько же. Сразу видно, что вам никогда не разбивали сердца, инспектор. Никто меня не любит и никогда не сможет полюбить. Это единственный непреложный факт во всём деле. А если вы опять будете твердить мне про любовника, я скажу: браво! Он обвёл вас вокруг пальца.
– А манипулирует он вами, как настоящий любовник, – проворчал Бертье. – Что с его стороны двойное свинство.
– О, прекратите. Знаете, я уже охотно поверю, что у хороших полицейских дурное чувство юмора.
Инспектор так серьёзно и даже торжественно взглянул на меня, будто хотел убедить, что никакого чувства юмора у него нет вообще.
– Что бы вы обо мне ни думали, он вас больше не обманет. Посмотрим, что можно будет сделать для ваших друзей.

@темы: Эмма, Роман

13:25 

Кровопускание - 18

Voient ton triomphe et notre gloire!
– Ну, предположим, я бы за тебя не умер, я бы за тебя убил. Но зачем разбрасываться громкими признаниями, тем более в этом доме?
Меня взяла оторопь. И что только деялось у него в голове? Уж передо мной-то ему не надо было щеголять удалью и не совместимой с призванием врача бесчеловечностью, на которую, мне хотелось верить, он всё-таки не способен.
– Не пугай меня так. Что на тебя нашло?
– Предположим, детский эгоизм. – То ли вспомнив что-то важное, то ли нечто задумав, он вернулся к столику, на котором Элеонор оставила веер, взял его и словно прочёл на его вычурных резных пластинках: – Если чья-то любовь – только средство доказать себе, на что ты способен, чего достоин, то я предпочёл бы жить вовсе без неё.
Мне стало жаль его ещё больше. Хмуро следя за тем, как черствеет его беззаботное лицо, я уже надеялась, что все его странные и опрометчивые слова – пустая бравада. Нет, он храбрился не передо мной. Он просто боялся признать огромнейший страх одиночества.
– Если без неё ты сможешь. Опять перепутал причину и следствие. Будешь бегать от самого себя – тебе придётся гоняться за всякими сомнительными и опасными типами.
– Ну, это всё равно придётся.
– Понятно почему! Тебе нужно снова и снова доказывать себе невесть что. А всё из-за…
Не успела я договорить, из веера выпала какая-то бумажка. С надеждой, что внезапная находка хоть на что-то прольёт свет, я кинулась к ногам Виктора и подняла её. Это была его докторская визитная карточка. Всё как обычно: полное имя, квалификация, адрес, приёмные часы и даже номер телефона – только личные контакты, безо всякого указания на заведение, которое наняло его.
– Реакция отличная, – с важной усмешкой Виктор словно похвастался мной мне же. – И в тыл врага с таким компаньоном не страшно. Главное, чтобы сердился, когда следует. О том, на что направить этот гнев, я уж позабочусь.
– Какой гнев? Лучше объясни, почему здесь твоя визитка.
– Очевидно, Лили без надобности, и мне решили вернуть. А заодно продемонстрировать, кто тут главный, что совершенно излишне. Ну, и невелика потеря. – Он достал из-за пазухи тонкую, почти пустую визитницу и, забрав у меня карточку и вложив её туда, спрятал обратно. – Ещё пригодится.
читать дальше

@темы: Эмма, Роман

14:45 

Скажи об этом комиссару

Voient ton triomphe et notre gloire!
– Как вовремя ты смылся. Что, знал о расследовании?
– С законом шутки плохи, – отрезал Виктор, не глядя на меня. – Не надо было быть семи пядей во лбу, чтобы догадаться, к чему всё идёт.
– И ты предпочёл не предупредить, а скорее смыться, чтобы тебя тоже не замели? Как благородно!
– Нет, я уехал, чтобы обеспечить охрану родителей. Благородно или нет, но я всё равно должен был это сделать.
– Стрелять, надеюсь, не пришлось? – пошутила я, вспомнив кобуру под его пиджаком в тот день, когда мы прощались.
– К счастью, нет.
– Что, боялся промазать?
– Боялся попасть. – Он явно не был настроен веселиться, и язвительность, похоже, на него не действовала.
– Высокий предлог, не подкопаешься. С чего ты вообще взял, будто есть какая-то угроза твоим родителям? Любишь придумывать себе врагов? Элеонор намекала, но я даже не могла допустить, что это может оказаться правдой.
– У меня фантазии не хватит что-то придумывать. Ты словно забыла, как собиралась в одиночку нападать на бандитов, которые с ножами лезли на нас. Кто они, враги? Нет, просто хулиганьё, часть мира, в котором мы живём. Во всяком случае я.
– Напрасно прибедняешься. Зато у тебя хватило фантазии назвать меня своим телохранителем, и самое странное – все поверили.
– Когда ты безоружен, ещё и не в такое заставишь поверить, чтобы спастись.
Я подступила к нему и пристально заглянула в глаза.
– Мы ведь поможем Элеонор и Пьеру, правда?
– Не думаю, что это целесообразно, – с душераздирающим спокойствием ответил он. – От них даже адвокат отказался.
– Как отказался?
– Как честный человек.
– При чём тут «честный человек»? – возмутилась я. – Он адвокат, ему за это платят. Даже виновным полагается защита, а что уж говорить о наших друзьях, которые ничего плохого никому не сделали!
Виктор вздохнул и как-то грустно посмотрел на меня.
читать дальше

@темы: Роман, Эмма

ArS LONga

главная