• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: эмма (список заголовков)
18:26 

Voient ton triomphe et notre gloire!
В пятницу же написала пару диалогов для «Идеальной любви». Решила, что хэппи-энда не будет! :D В том смысле, что, собственно, любови-моркови в итоге не будет. А уж к лучшему это или нет – вопрос спорный. Ну да, смотря для кого – к лучшему. В общем, отношения главной героини с её девушкой развалятся из-за того, что Виктор и Пьер решат перетягивать канат (ну, и потому что сами девушки окажутся не в состоянии гармонизировать отношения). Виктор – из желания помочь как раз главной героине, а Пьер – просто для того, чтоб этот наглый шантажист не мешал ему делать не совсем законный бизнес, ибо Пьер, в отличие от главной героини, поймёт, что Виктор к ней неравнодушен. А Виктор в итоге поймёт, что любовь и привязанность к кому-то – это его уязвимое место, поэтому все романтисские отношения в сторону! :D (Как сказал Мориарти, разрушения побочного характера неизбежны. :tongue: ) Мне так нравится, когда все герои оказываются настолько повязаны друг с другом отношениями, что один тюкнет другого, а отзовётся на третьем. Мда, рассказ приобретает совершенно иной коленкор: автор сам заинтригован. :-D

@темы: Творчество, Рассказы, Мысли вслух, Жызня, Эмма

17:26 

lock Доступ к записи ограничен

Voient ton triomphe et notre gloire!
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
11:17 

Voient ton triomphe et notre gloire!
Продолжне диалога из «Идеальной любви» ночью пошлО совсем бредово. Сквозь сон записывала закорючки :sleepy: — чтоб за компом не сидеть. Как расшифровывать буду, не знаю. У меня рашьше так было с романом: скорей-скорей запишешь, пока мыслЯ не ушла, поначеркаешь исправлений, потом, особенно если много времени пройдёт, сидишь разбираешься, что это вообще такое и что была за мыслЯ... :lol:
Виктора попёрло трепа-а-аться.... Нафига, не знаю. Не знаю, насколько это психологически оправдано после разговора, когда он УЖЕ взял себя в руки и принял решение не раскрываться, а сказать то, что от него хотят слышать. А изначально я вообще хотела только маленький эпизодик дописать — с комиссаром. Так что придётся, наверно, выкидывать лишнее. Чтобы образ был чётче.
И нужно будет наращивать на диалоги «мясо» — мимику-пантомимику и интерьер. Обычно диалоги у меня сразу с мимикой и жестами героев представляются, а теперь как-то не очень. Видимо, оттого что сильно спать хотелось.

@темы: Жызня, Мысли вслух, Рассказы, Творчество, Эмма

15:10 

lock Доступ к записи ограничен

Voient ton triomphe et notre gloire!
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
12:18 

Voient ton triomphe et notre gloire!
Застряла на самой кульминации в диалоге Виктора с героиней «Эммы». Виктор не убедителен, когда говорит о Жозе, что дозрел и сам может делать карьеру, для чего Жозе ему не нужен, и нафиг класть жизнь на чужой гений, если и сам может и хочет чего-то добиться. Или мне просто кажется, что Виктор неубедителен. -_- Но тут неожиданно обозначился момент, который мне понравился. Героиня тащится и завидует внешней уверенности Виктора — как он держится, как движется, как говорит. Но при этом в беседе раскрывается абсолютная его неуверенность, точнее, он только-только начал приходить к уверенности, только осознал свой путь, методы, которыми он может добиться цели. И кстати, может, из-за неуверенности в себе он никак героине в любви не признается. Точнее, он признаётся аккуратно, она не верит, а он не настаивает. В общем, это не тридцатилетний Виктор, который пришёл к будущей жене и сказал: всё, я тебя забираю, у нас свадьба. :laugh:

@темы: Идеи, Роман, Творчество, Эмма

18:31 

lock Доступ к записи ограничен

Voient ton triomphe et notre gloire!
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
18:22 

lock Доступ к записи ограничен

Voient ton triomphe et notre gloire!
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
03:11 

Оба настоящие. 1.

Voient ton triomphe et notre gloire!
Он отпустил мою руку, лишь когда приволок меня на бульвар и мы пошли тихим шагом.
– Прости. Не хочу встретить её мужа, он с минуты на минуту заявился бы. – Спрятав руки в карманы, Виктор успокоился и задумчиво поглядел на белесовато-розовое предсумеречное небо.
Я пожала плечами и тоже убрала руки в карманы.
– Да, ничего. Спасибо, напомнил про дежурство. У меня даже вылетело из головы, пока смотрела на вас.
– Всегда к твоим услугам. Зови меня просто – агенда.
– Уж наверно, Пьеру не понравилось бы, как ты обнимался с его женой. Впервые вижу, чтобы ты падал перед женщиной на колени, – продолжала я. – Как ты так можешь – спокойно подойти, улыбнуться, приложиться к ручке? Старомодно, но подкупает. Почему же у тебя получается? Это нечестно.
Он достал из-за пазухи щегольской золотой портсигар, вынул дешёвую папиросу, сжал её совсем утончившимися губами, и она тут же недовольно запрыгала в такт его ворчания.
– Ради работы ещё и не так упадёшь, и не только перед женщиной.
– Чем они занимаются? – задумалась я. – Богемная жизнь дорого стоит. Где они деньги берут?
– Не знаю. – Он спрятал портсигар, нащупал коробок в кармане брюк и прикурил, повернувшись ко мне, чтобы ветер дул в спину. Красноватый огонь высветил узкое хмурое лицо, но только я начала вглядываться, Виктор быстро погасил спичку и, забросив её в ближайшую урну, а коробок сунув обратно в карман, снова отвернулся. – Хотел бы я, чтобы они поделились со мной секретами.
– Ты же набиваешься к ним в долю. И не знаешь, чем они занимаются? – усомнилась я.
– Ну, я знаю, что чем-то очень прибыльным. Этого достаточно. Да и насчёт женщин всё несложно. Женщина как собака: просто так никогда не укусит.
Мне стало тоскливо, даже обидно. Ведь я женщина, если он вдруг не заметил. Пусть я как собачонка бегала за своей любовью, но почему же он, едкий циник, так спокойно мог получить то, что на чёрта ему не надо? Конечно, ни о какой романтики между ним и Элеонор не было и речи, но она же всё равно уступила ему!
Оранжевый огонёк его папиросы светился будто частичка заката – какой-нибудь драгоценный камешек, отражающий в гранях солнце. Я вспомнила, как в детстве мне всегда хотелось потрогать такой огонёк, когда папа курил.
– Ну, что за гадкие папиросы ты опять смолишь? Дай-ка мне! Я тоже хочу эту дрянь! – Привстав на цыпочки, я выхватила у Виктора изо рта ломкое бедняцкое курево и хотела затянуться.
– Чего? Ты ещё маленькая, – возмутился он и, вмиг отняв у меня заветный трофей, поднял его высоко вверх.
– Я маленькая?! Я взрослая самостоятельная женщина! Да это ты, вон, вымахал с версту! А ну, отдай! Живо! Сейчас же отдай! – Уцепившись за его поднятую руку и подпрыгивая изо всех сил, я потянулась к недосягаемой папиросе. Но тут сообразила, что проще будет вытащить портсигар и спички из его карманов. Быстрым движением я запустила правую руку ему за пазуху с намерением хорошенько там пошарить, а левой стала щупать правый карман его брюк.
читать дальше

@темы: Роман, Эмма, Закрытая запись

02:40 

lock Доступ к записи ограничен

Voient ton triomphe et notre gloire!
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
04:16 

lock Доступ к записи ограничен

Voient ton triomphe et notre gloire!
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
16:16 

lock Доступ к записи ограничен

Voient ton triomphe et notre gloire!
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
06:18 

lock Доступ к записи ограничен

Voient ton triomphe et notre gloire!
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
07:23 

lock Доступ к записи ограничен

Voient ton triomphe et notre gloire!
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
07:35 

lock Доступ к записи ограничен

Voient ton triomphe et notre gloire!
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
10:49 

Voient ton triomphe et notre gloire!
— Сказано: «ходите прямыми путями», — молвил Виктор и перемахнул через забор. :laugh:

Какое счастье, что у нас одни и те же религиозные тексты! И по-французски Виктор вполне мог цитировать: «dirigez vos pas dans la voie droite» (Hébreux, 12 :13).

@темы: Эмма, Цитата, Ссылки, Роман, Религия, Язык

14:12 

lock Доступ к записи ограничен

Voient ton triomphe et notre gloire!
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
23:53 

lock Доступ к записи ограничен

Voient ton triomphe et notre gloire!
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
09:36 

Свободу Жозе - 3 (Непорочные деньги)

Voient ton triomphe et notre gloire!
– Хризантемы? Это же ромашки. Я их ненавижу.
Судя по слегка надменной гримасе Виктора, он не счёл мой ответ достойным его девушки, пусть даже мнимой.
– Ну, скорее, астры.
– Всё равно ромашки. Мне нравится белокрыльник, лилии, ещё орхидеи. Только не жёлтые, не люблю жёлтые цветы. После них обязательно что-нибудь случается.
Виктор оценивающе качнул головой.
– Да уж, сложность. Лилии слишком дорогие, орхидеи тем более. А белокрыльник – не женский цветок.
– С чего ты взял? Ну, подари мужской, раз уж всё равно меня за мальчика принимают.
– Я нет, – возразил он.
– Ну, тогда успокойся и ничего не дари. Всё же не по-настоящему.
– Подарю хризантемы. Если сильно раскошелюсь, будет слишком неправдоподобно, – крайне серьёзно пояснил он.
– Ох, скряга! – проворчала я и дёрнула рукой, чтоб хлопнуть его по плечу, но его пальцы сжали моё запястье чуть жёстче. – Хорошо, что тебе не приходится дарить девушкам цветы.
– Сам счастлив, – усмехнулся он. – В какой день ты свободна? Давай сходим в картинную галерею на старых мастеров? Или лучше на аукцион живописи. Была когда-нибудь? Очень интересно понаблюдать за участниками. Не представляешь, какие типажи. Вот это настоящие скряги, испорченные, капризные, одержимые. Порочные деньги порочно тратятся.
– Что-то ты без пиетета к ценителям прекрасного.
– Они его и не заслуживают, – уверенно кивнул он. – Большинство этих ценителей заработали состояния откровенным воровством, и я бы с удовольствием избавил их от непомерного груза.
Я взглянула на его лицо. Был он маньяком или прикидывался, однако самонадеянность полностью противоречила его рациональному консюмеризму, предписывающему всё использовать ради всего.
– Тебя трудно представить в образе Робин Гуда. Курам на смех!
– Почему это? – фыркнул он и насупился, будто моё замечание задело его за живое. – Разве быть немножко Робин Гудом я не имею права?
– Имеешь, даже настолько, насколько жадничаешь на цветы.
– Цветы завянут! – взмолился он. – Разве тебе их не жаль?
– Ну да, – признала я, отвернувшись. – Хотя мы все завянем когда-нибудь. Тогда и смысл во всём?
– Смысл прост: быть счастливым и без вопросов о смысле. И порой даже без цветов.
Я вздохнула. Конечно, кто-то мог жить в своё удовольствие, ни о чём не думать, делать карьеру, без обязательств развлекаться и любить по-настоящему только собственную драгоценную персону. Может, со мной было что-то не так, но я чувствовала за этим пустоту и даже когда пыталась вообразить себя правильной, мне становилось безнадёжно и тоскливо.
– А если для кого-то собирание антиквариата – это поиск потерянной души? – спросила я. – Ты не думал, что среди коллекционеров, как и среди людей вообще, есть разные? Что там говорится о хотя бы одном праведнике? Забыла. Ну, ты лучше меня помнишь.
– Вот оно как? Теперь понятно, почему коллекционеры – феноменальные долгожители: не могут покинуть этот мир, пока не найдут свои души, давным-давно заточённые в старинных клетках-блохоловках.
Я схватила его руки обеими руками и, вытянув их, в такт словам затрясла то вверх, то вниз.
– Ну как ты можешь одновременно быть и милым, и язвительным? Друг мой мерзкий!
– Разве одновременно? Последовательно, на то и расчёт, – не без кокетства ответил он и посерьёзнел. – Если в субботу работаешь, я уговорю начальство тебя отпустить. Мне необходимо сопровождение. У меня есть средства, которые нужно вложить как можно скорее и как можно тише. Я уже присмотрел одно полотно XVII века. Мои интересы представляет агент, но мне лучше присутствовать. Во-первых, чтобы быть в нём уверенным, во-вторых, чтобы меня не заподозрили. Приобретения отслеживаются не только властями, но и мошенниками, а я не хочу, чтобы за мной охотились ни те, ни другие.
Буквально подпрыгнув от ужаса, я почти набросилась на Виктора.
– Откуда у тебя деньжищи?! Ты что, кого-то из своих престарелых поклонниц ограбил? Или ты…
Виктор сдержанно кашлянул в кулак.
– Нет, конечно. Просто оказал пустяковую услугу, за которую неплохо отблагодарили.
– Интимную, что ли? – процедила я для конспирации. – Тебе правда столько платят? Согрешил раз – и можно скупать антикварные полотна? Боюсь даже спрашивать, что ты делаешь и как именно. Вознося в лазурь небес на золотых облаках, будто любвеобильный Кришна?
Он вопросительно сморщил брови и улыбнулся, не то что не обидевшись, а, похоже, приняв мои слова за неописуемый комплимент.
– Услуги медика порой гораздо более интимны, чем просто интимные. Любовь купить легко, а здоровье – только если очень повезёт. А иногда если везёт пациенту, то везёт и врачу.

@темы: Роман, Эмма

18:31 

Отчаявшийся маэстро, или Хвост, который виляет собакой. (Перед аукционом).

Voient ton triomphe et notre gloire!
– Виктор! Не ожидал вас увидеть.
К нам подошёл невысокий господин лет шестидесяти, моложавый и претенциозный: его травянисто-зелёный жаккардовый пиджак, будто скроенный из мебельной обивки, составлял яркий контраст чёрным брюкам и чёрной шёлковой рубашке со стоячим воротничком. У господина было светлое, открытое лицо, казалось, тренированное изображать романтический флёр. По длинным тёмно-русым волосам, почти до плеч, по мефистофелевской бородке с проседью нетрудно было догадаться, что перед нами господин Люка, известный художник.
Виктор обернулся, спрятал за спину конверт с документами и загадочно поднёс палец к губам.
– Тсс! Значит, вы меня не видели. Меня здесь нет.
– Бросьте шутить, Виктор. Что вы тут делаете?
– Анри, вы знакомы с моей очаровательной спутницей? – Виктор положил руку мне между лопаток и решительно, даже грубовато, выдвинул меня вперёд, будто шахматист – самую сильную фигуру. – Практически ваша коллега, новая протеже Пьера и Элеонор.
Вряд ли меня так уж смело можно было назвать «очаровательной», а тем более коллегой именитого живописца, да и кроме того, что давали мне кров над головой, Элеонор и Пьер мне больше никак не покровительствовали. Но мне стало интересно, с каким расчётом Виктор так представил меня, и я решила подыгрывать.
Художник в недоумении окинул меня пристальным взглядом, но вежливо кивнул.
– Да, мы знакомы. Вы рисуете, мадемуазель?
– Я работаю вышибалой в театре. Вышибаю бывших режиссёрских любовниц, когда они приходят поскандалить. Да, а на досуге люблю и порисовать что-нибудь.
Люка снисходительно улыбнулся.
– Порисовать то, как вышибаете режиссёрских любовниц? Так вот почему я помню вас на недавней премьере. – И вновь обратился к Виктору: – Но вы ушли от ответа, хитрец. Подыскиваете что-нибудь себе?
Тот покачал головой.
– Вовсе нет. Ну, точнее, не себе. А вы?
– А я пришёл посмотреть на старинные работы, которых, возможно, нам больше никогда не увидеть, – так сокрушённо заявил Люка, что мне показалось, он слегка привирает.
– Если что-то узнаю, постараюсь организовать для вас экскурсии, – то ли успокоил, то ли съязвил Виктор. – Как нынче ваши дела? Идут в гору? Судя по тому, что вы отлично выглядите, полагаю, не очень.
читать дальше

@темы: Эмма, Роман

08:32 

Voient ton triomphe et notre gloire!
Да-да-да, обвинение: подговаривал уподобиться Герострату и сжечь храм Артемиды. :laugh:

@темы: Роман, Стёб, Эмма

ArS LONga

главная